Тексты Мартынычева
Рецензии

Театральный центр на Страстном. Спектакль «Над пропастью во ржи»

Театральный центр на Страстном. Спектакль «Над пропастью во ржи».
ВГИК. Мастерская Владимира Меньшова. Режиссер не Меньшов. 26.12.2020.

Я очень люблю его картину «Москва слезам не верит». И я думал, что у такого мастера в его мастерской будет чудо явлено. А ещё Михаил Маньевич Жванецкий, ныне покойный, все время говорил: Селинджер, Селенжер, Селинджер и Чехов вот мои любимые авторы. Поэтому я и пошел, да ещё и четверых подростков с собой потащил.

И вот…

Два часа мучений. Меня как будто пытали. Я давно так не страдал в театре. Со спектакля вышел с головной болью.
Просто сорокалетние мозги мои с трудом успевают за гением. Отсюда и усталость.

А режиссер, уникум, специально сделал одно действие на два часа без антракта. Я уверен, что если бы был антракт, все, кроме родственников, ушли бы.

ВГИК немножко подкачал. Видимо, ВГИК и театр — это разное. ВГИКу всегда мешала удаленность от центра Москвы. В общем-то, он на окраине. Я не стал поступать во ВГИК, потому что он далеко. Это я так всем говорил. На самом деле меня бы туда не взяли. Я почти уверен, что студенты из-за этой удаленности не могут ходить в театр. Напоминаю, что студенческий билет театрального вуза даёт право бесплатного посещения театра. ВГИК считается тоже театральным вузом. Обидно за ребят. Все такие красивые, пластичные, фактурные. К студентам претензиЙ нет. Бедные. Их просто обманули режиссер и художественный руководитель. Делайте у себя в мастерской, что хотите, но зачем показывать плохую работу в центре Москвы? У вас, господа создатели, есть имя. Вы хороши и блистательны, но молодых-то зачем позорить. Им же потом распределяться.

— А в каком спектакле вы играли?
— «Над пропастью во ржи».
— Ааааа, понятно, следующий!

Со мной было четверо подростков. В один голос, не сговариваясь:

«Редкосная гадость, очень плохая работа была представлена,» — это я специально перевел на приличный язык. У них выражения были покруче.

Может быть Меньшов уже старый для руководителя курса?

Я выбежал из зала первый. «На воздух, на воздух!!!» А в гардеробе уже другой мужчина, предупредил меня, это он первый рванул из этого ада. Так вот, он очень возмущался! «Я ничего не понял! Я ничегошеньки не понял! Что это такое? Непонятно! Кошмар какой-то. Сюда, я больше не ездок, бегу не оглянусь. Пойду искать по свету, где оскорбленному есть сердцу уголок…(далее неразборчиво)»

Он высказывал свои претензии гардеробщецам и выглядел очень солидно. А я подумал, что гордеробщицы не виноваты. Я им не скажу ни слова. Мы вышли с подростками на улицу, и у дверей стриптиз клуба состоялась наша театральная беседа, полная злости и горечи. Цитировать не могу. Мне такие слова жена запрещает произносить.
Made on
Tilda