Такая красивая программка. Мягкая. В пастельных тонах с рельефом Е.Б. У меня нормальные места. Ложа бенуара. Я один. Та, которая раньше называлась рыжей где-то шляется по работе. Когда я один, вижу все. Когда я с ней, театр преображается. Спектакль 3 часа. Посплю.

У Епифанцева хорошие мышцы. Максакова еще жива. Маковецкий. Вижу его на сцене впервые. Очень интересно за ним следить. Нина страшная. Чехов под музыку. Я бы еще стриптиз добавил. Владимир Епифанцев классный Треплев. Только ему надо раздеваться и танцевать. А то как-то скучно. Правда, мы тут были в бразильском кабаке, там мужики плясали, тоже тоскливо. Но может Епифанцев..

Маша просто блядь. Владимир Епифанцев галюцинирует: принес тряпку и говорит, что это чайка. Потом плещется с Ниной водой и валяется по полу. Надо спросить у докторов, что это за симптомы. Епифанцев бегает с пистолетом. Находка! Во втором монологе про любовь Маковецкий плох.

Когда Максакова говорит: “Неужели я так стара и безобразна” хочется прокричать да-а! Сцена Нина-Тригорин антисексуальна. Понулям. Хреновый писатель. Маковецкий плохо играет мужчину. Не получается. Он даже когда целует Нину в грудь не рад. Правда, я его отчасти понимаю. Еслиб я целовал эту Нину не на много был бы довольнее. Режиссер не разобрал сцены. Манекены. Сцена перевязки формальна. Бывшая Рыжая, хоть ее и нет рядом, спасает. Я постоянно думаю о ней.

Треплев-Епифанцев закопал Нину и убил себя. Тут же Нина откопалась, подошла к трупу и сняла маску. О, тут и труп встал и бегая по сцене качал деревья.Красивая музыка. Пошел снег. Россия встает с колен.