Запомните это имя – Елена Невежина. Режиссёр.

Перед началом спектакля из динамиков лилось. Варган плюс человеческий голос. Мужской. На сцене четыре стула, mac, и синтезатор. На заднем плане цветастые женские трусики.

Друзья! Я столько мата и некрасивых женщин на сцене не видел. Матерщина вызывает в зале одобрение и смех. Как только исчезает, всё тоска.

Трусы сперма, месячные, сопли, кал, как провокация – принимаю. Но всё это затрахивает через 30 минут. Главная героиня нюхает трусы и разговаривает с ними. Получается, пошлость ради пошлости. Стыдно. Право. Ведь создатели спектакля где-то, учились. Не гамлеты на сцене. И это для меня катастрофа. Пошлость ради ха-ха. К актёрам теряешь уважение. В трёх сёстрах, ты можешь играть, плохо, Чехов прикроет, а в этой пьесе?

Братья, тут играть надо, на трусах долго не проедешь. Сверхзадача. Сверхзадача. Зачем? Боже, зачем это?

Борюсь со сном. Режиссёр думает, что театр это слова. Коллеги, слова – это литература. Театр это энергия.

К концу спектакля я стал ржать как пони и заплакал от …….ржал и плакал так громко, что после билетер мне сделала замечание. Ну-ну!!!!