Двоякое впечатление. Я был с по-настоящему красивой женщиной и этот факт смягчал все. Она сидела справа и в минуты неприятия я смотрел на ее рыжие кудряшки любуясь.

Фальши в спектакле не было. Не было грубого наигрыша. Но и правды не было. Не было этого чуть-чуть, что отделяет работу от искусства.

Андрей Заводюк мог бы быть подлинным. Я в это верю.

Ну правда смешно: герой достает локоны, своих пятерых детей, отданных чужим людям и с ним ничего не происходит. Не присвоено. А до этого он убил жену кинжалом из-за ревности. Опять пустота. Был суд и его оправдали. Снова картинок в голове нет. Я же вижу, что он пустой. Это же видно. Это не скрыть. Это то, что поддается анализу.

Мне вообще плевать на форму. У Толстого есть, что играть. И для артиста роль – подарок. Если режиссер не помогает, сам давай или найми педагога.

Скромно предположу, что если Ирину Петрову убрать из спектакля ничего бы не поменялось. Она не нужна. По сути это же исповедь. Называй как хочешь, но исповедь.

Я не понял финала. К чему пришел герой? Не понял. Возможно в силу своей интелектуальной несостоятельности.

Имитация. Талантливая имитация. Талантливая имитация.

Ну Таиров!