Есть ли место методу Станиславского в театре пластики? 

Номера труппы пластики рук Евгении Белоусовой взрывают бурными овациями зрителей каждый капустник, проходящий в студии. И лишь немногие догадываются какую сложную, самоотверженную работу, сквозь усталость и слезы, проделывают участники труппы. Некоторыми секретами создания уникальных, завораживающих по внешнему воcприятию номеров, поделилась художественный руководитель проекта Евгения Белоусова в своем интервью:

...идея рождалась в муках для очередного капустника. Хотелось сделать что-то необычное, яркое. Не могу, к сожалению, похвастаться, что идея нова и я ее придумала. Как оказалось, в Санкт-Петербурге уже давно существует театр пластики рук "Hand made", зато вот в Москве я не слышала, чтобы кто-то этим серьезно занимался. Сначала мы просто сделали небольшой номер для капустника и думали, что этим и ограничимся, но оказалось, что капустники у нас теперь три раза в год, поэтому мы продолжили наши занятия и сейчас даже подумываем о целом спектакле...

Может показаться, что наши представления не имеют ничего общего с классическим театром, но на самом деле в основе основ все та же система Станиславского. Правда, сначала мы просто отрабатываем технику перестроений, чтобы разобраться, кто куда бежит в темноте, кто ползет, а кто лежит в позе "зю". Но чтобы картинка ожила, чтобы вдохнуть жизнь в наших персонажей, созданных из рук, нужно прожить их историю.

Внутреннее состояние прекрасно передается через ноги, спину, поворот головы и, конечно же, через руки, поэтому все работает точно так же, как и в нормальном театре. Прекрасно видно, где актеры действительно живут в роли птички, например, а где они ее только изображают. Правда, есть еще осложняющий момент, что одну птичку собирают три актера, а, например, чтобы сделать скелет, нам нужна практически вся команда - 8-9 человек. И мы должны все стать как бы одним существом, почувствовать его, слиться в одно целое.
Это не так просто, как кажется. Но очень интересно.