ОТКРОВЕНИЯ

(часть 3)

- Почему не пошли на режиссерский?

- Нет, это смешно. В 22 года идти на режиссерский – это смешно, потому что ты никто. Я тогда кто? Я официант. Какая режиссура? Я книжки тогда не все прочел какие-то важные.  Рано! Я бы мог пойти, наверное, но, во-первых, я боялся слова «экспликация», и я до сих пор его боюсь, потому что я не понимаю, что это такое. Там надо делать какие-то непонятные вещи, надо эксплицировать что-то. Кривляться проще, думал я, поэтому пошел в актеры. Поэтому выбрал более сложный путь, нехотя! Оказалось правильно.

Чтобы стать режиссером, надо познать профессию досконально, от и до, начиная с азов, начиная с абсолютнейшего понимания природы актерского взаимодействия. Я не могу сказать, что я что-то понял, но до некоторой степени приближаюсь к этому. Это путь. Сейчас я вообще думаю, может быть, из меня лучше продюсер выйдет. Потому что я вижу примеры, когда люди интереснее меня как режиссеры. А я, ну я не могу назвать себя режиссером, потому что я ничего в жизни не поставил. Сначала нужно что-то поставить, потом называть себя режиссером. Поэтому мне кажется, я к этому иду, и либо приду, либо нет. Но абсолютно точно, через актерство, через педагогику я иду к режиссуре. Может быть, это верный путь, а может быть, и нет.

- Что это такое – быть художественным руководителем студии?

-  Если б я знал. Правда. Для меня это все в диковинку. Наверное, это менеджмент. Я занимаюсь всем. Я занимаюсь рекламой, сайтом, я преподаю, я веду переговоры с педагогами…

часть 4