Атмосфера – приманка для монстров

- Моя студия для меня – это всё. Это моя жизнь.
Я предполагаю, что в Москве ничего подобного нет, но я плохо знаю рынок, честно. Но я точно могу сказать, что по педагогическому составу аналогов нет. Ни в Москве, ни в мире.

Обычная театральная студия – это там, где нет меня, Давида Григорьевича Ливнева и Валентина Васильевича Теплякова. А удивительная – это там, где они есть. Я ученик Валентина Васильевича и Давида Григорьевича. Это люди, которые меня чему-то научили, я так надеюсь. Давид Григорьевич - заместитель заведующего кафедрой актерского мастерства ГИТИСа. Валентин Васильевич - человек, который 20 лет работал в ГИТИСе, будучи деканом, профессором ГИТИСа. Это мои учителя, которых я считаю, может быть, лучшими педагогами и режиссерами, которых я встречал. Вот так.

Я честно скажу, они шли сюда не так, чтобы очень охотно. И Давида Григорьевича, и Валентина Васильевича я пытался уговорить несколько лет. Я прекрасно помню, когда Тепляков был моим научным руководителем, я намекал, что у меня есть какая-то студия, ну а он достаточно так… Ну он декан актерского факультета!!! Он курс ведет! А тут какой-то там мальчик подбежал, что-то мямлит, у меня там студия… Ну о чем говорить. Потихонечку я начал его уговаривать, приглашать. Может быть, посмотрите, может быть, оцените, может быть, проведете мастер-класс. И потихонечку Давид Григорьевич включился в работу студии. С ним та же песня была. Было время, когда мы до некоторой степени конфликтовали. Ну, как я могу конфликтовать с великим метром?! Мне казалось, наверное, что я с ним конфликтую, а я у него был плевком под ногами его ботинок. Так что потихонечку переманивал, переманивал… Потом они увлеклись работой. Мы работаем, я безумно горд, что они с нами! Безумно горд!

- Они когда-нибудь признавались, что их здесь держит?

- Да. Атмосфера.
Если у тебя нет атмосферы, то ты никчемен. Они говорили, что мы в студии на нашем очень скромном уровне, назовем его любительский, можем создавать рабочую атмосферу. Мы можем  зарождать заинтересованность в людях пахать на ниве сценического искусства, на ниве театра. Мы этим гордимся. Это важно.

Конечно, никакие деньги их не интересуют. Дело тут вообще не в деньгах. Мы им платим деньги, но дело не в них. Это люди другого уровня. Люди другого порядка. Это те, кем я хочу стать. Абсолютные профессионалы. Абсолютные знатоки. Это театральные монстры!