О методике преподавания.

 

 

Техника речи — неотъемлемый элемент всех видов искусства звучащего слова (сценического, эстрадного, ораторского, лекторского и т. д.).

 


 

Полное овладение средствами выразительности и воздействия художественного слова обязательно требует хорошей технической подготовки исполнителя, актера, чтеца. Когда мы говорим о «технике речи», мы имеем в виду отнюдь не голый «техницизм», «виртуозность» или «трюкачество», а те технические навыки, без которых немыслимо подлинное искусство сценической речи.

 


 

Техника речи как дисциплина подразделяется на три основных раздела:

дикция (произношение), дыхание и голос.

 


 

Разделы эти, обязательно разграниченные в первое время обучения, впоследствии все более сближаются и, наконец, в практическом применении являются совершенно неотделимыми друг от друга. Когда мы слышим человеческую речь, то она доходит до нас как известное чередование и слияние гласных и согласных, т. е. как произношение (дикция).


 

Самые звуки голоса говорящего человека воспринимаются нами как результат целого процесса в области речевого аппарата, одним из основных факторов которого является дыхание. Неотделимые друг от друга по существу своему, эти три раздела, однако, не могут быть разработаны одновременно. Нельзя поставить, т. е. обработать голос, не подчинив себе сначала один из первоисточников его — дыхание.


 

И неправильно было бы работать над голосом, не добившись предварительно четкого и правильного функционирования отдельных частей речевого аппарата (языка, губ, маленького язычка), т. е. правильного произношения. Но работа над дыханием все же не должна отодвигаться до окончания раздела дикции, она может быть начата несколько раньше, т. е. уже во время занятий дикцией. Точно так же и работа над голосом начнется, в сущности, раньше, чем будет закончен раздел дикции и техники дыхания.


 

Поэтому эти три раздела прорабатываются первое время в такой последовательности: раздел первый — дикция; работа в течение полутора-двух декад ведется только над первоначальными дикционными упражнениями, до тех пор, пока они не усвоены и пока практически не осознаны анатомия и физиология речевого аппарата;

 


 

раздел второй — дыхание, работа над которым идет параллельно с последующим разделом дикции, до конца курса;

 


 

и, наконец, раздел третий — постановка голоса, к которой можно приступить лишь при условии свободного овладения первыми четырьмя-шестью упражнениями дыхательной гимнастики. Работа над голосом в дальнейшем идет, не прекращаясь, параллельно первым двух разделам.


 

При практическом изучении каждого из разделов этого руководства учащимся придется иногда несколько нарушить последовательность его глав, практически связывая их с теми, которые будут нами указаны в каждом случае.


 

Дикция в точном переводе обозначает «произношение» (по-латыни dicefe — произносить, dictio — произношение, а под хорошей дикцией подразумевается четкое и Ясное произношение, чистота и безукоризненность каждой гласной и согласной в отдельности, а также слов и фразы – в целом. Дикционные упражнения и материалы всего курса должны быть проработаны учащимися точно в указанной последовательности.

 


 

Четкое произношение является необходимым для актера, чтеца, оратора, командира, лектора, так как плохая дикция затрудняет для аудитории понимание сути произносимого текста.

Работа над дыханием заключается в том, чтобы указанными способами найти и развить наиболее естественный, правильный, здоровый и целесообразный тип дыхания, способствующий преодолению технических речевых трудностей, встречающихся в тексте спектакля (быстрый темп речи, речь во время танца, искрометный стих, речь при вольном движении и т. д.).


 

Работа над дыханием должна вестись в течение всего курса и развить у учащегося ряд навыков, необходимых для его дальнейшего технического совершенствования.
Наиболее кропотливой и сложной является работа над голосом, так называемая постановка голоса, под которой нужно подразумевать наиболее полное и всестороннее развитие голосовых данных, как-то: увеличение объема (диапазона) голоса, развитие силы, звучности, выносливости и гибкости голоса.


 

Работе над развитием голоса должны предшествовать упражнения для искоренения различных его недостатков (если они есть), как, например, гнусавость, горловой звук и т. д. Упражнения эти должны научить правильно направлять звук, найти правильное положение голосового аппарата, правильно пользоваться дыханием. Затем они сменяются новыми упражнениями, ведущими уже к развитию, укреплению голосовых средств и овладению ими.


 

Если в ряде упражнений по дикции и дыханию еще можно приблизительно указать необходимый для каждого из них срок, то в работе над голосом эти сроки (и даже последовательность упражнений) могут быть совершенно различными, они зависят от тех или иных данных и индивидуальных особенностей учащегося. Окончательно определяющий конец работы над речевым и голосовым аппаратом, вообще не может быть установлен.

 


 

Во всяком искусстве (движение игра на скрипке, живопись) приобретаемые навыки имеют ценность лишь тогда, когда они утверждаются непрерывной дальнейшей тренировкой. Застывшие пальцы, ослабевшие мускулы ничуть не более опасны для пианиста или танцовщика, чем вялый рот, нетренированные связки или отяжелевшее дыхание для чтеца, певца, драматического актера. Поэтому указанные далее упражнения по всем трем разделам не следует рассматривать как окончательную стадию обучения, обеспечивающую полное овладение мастерством.

 


 

Данный курс техники речи должен лишь ознакомить учащегося с сущностью самого предмета, должен дать ему возможность приобрести целый ряд правильных и ценных навыков, на основе которых с течением времени (при условии постоянной работы над собой) может вырасти большое мастерство.


 

Данное руководство имеет целью лишь указать учащемуся путь к совершенствованию его сценической речевой техники. Все дальнейшее зависит от самого учащегося: если указания им правильно усвоены, навыки закреплены, тогда возможно то постоянное совершенствование, которое характеризует настоящего, требовательного к себе художника,
Несколько особо, хотя и в теснейшей связи со сценическим словом, рассматриваем мы еще один вопрос техники речи, имеющий отношение к разделу «Произношение».


 

Этот вопрос связан уже не с дикцией как таковой, т. е. не с четкостью произношения каждого звука в отдельности,— он касается исключительно правильности произношения в общепринятом литературном языке. Это так называемая орфоэпия.

 


 

В сборнике «Программ специальных дисциплин актерских факультетов», утвержденных Главным управлением учебных заведений и изданных в 1946 году, в программе курса «Сценическая речь» раздел орфоэпии стоит на первом месте. Это не случайно, так как этот раздел курса является предметом беседы при первой же встрече со студентами. Практическое же его изучение занимает собой весь первый учебный год и пронизывает, таким образом, все занятия по классу сценической речи. Поэтому по данному руководству занятия орфоэпией должны вестись параллельно занятиям по дикции и дыханию.

 


 

Речь письменная и речь живая часто не совпадают. Речь каждой местности, каждой среды, каждого класса имеет свои особенности. Эти особенности мешают учащемуся в его сценической деятельности (т. к. являются известного рода отклонением в произношении), а потому учащийся должен изучить законы единого сценического говора и, таким образом, избавиться от ограничивающей его специфики того или иного местного говора.

 


 

Цель изучения этого раздела — добиться от будущего актера умения пользоваться единым сценическим говором, отражающим в себе все наилучшее, наиболее правильное в общепринятом говоре, -все чисто литературное в произношении.

Одно лишь теоретическое усвоение правил сценического произношения, указанных далее в руководстве, не может, однако, считаться достаточным. Та или иная специфика произношения прививается человеку с детства окружающей его средой, незаметно для него самого, в период, когда он только еще учится говорить и, как всякий ребенок, очень склонен к подражанию.

 


 

Освободиться от этой укоренившейся с годами привычки бывает нелегко, и поэтому теоретическое усвоение правил должно быть закреплено постоянной практикой и постоянным самоконтролем. Здесь, опять-таки, данное руководство может только указать пути и дать методическую помощь; практический же результат возможен лишь после очень упорной, внимательной и длительной работы над собой.


 

Занятия по сценической речи принесут настоящие и более быстрые результаты только в том случае, если они будут введены в классе в нужном объеме.


 

Обучение хорошему произношению и звучанию заключается в воспитании навыков, а такая работа требует частых встреч с учащимися и проверок их работ, более частых вызовов на уроках.


 

Кроме борьбы со спецификой произношения, связанной с местом рождения человека, с окружающей его средой и профессией, приходится часто бороться с засоренностью языка нашей молодежи, работать над повышением ее речевого культурного уровня.

 


 

В 1934 году А. М. Горький совершенно справедливо писал: «С величайшим огорчением приходится указать, что в стране, которая так успешно — в общем *— восходит на высшую ступень культуры, язык речевой обогатился такими нелепыми словечками и поговорками, как напр : «мура», «буза», «волынить», «шамать», «дай пять», «на большой палец с присыпкой», «на ять» и т. д. и т. п. Мура — это черствый хлеб, толченный в ступке или протертый сквозь терку, смешанный с луком, политый конопляным маслом и разбавленный квасом; буза—опьяняющий напиток; волынка —музыкальный инструмент, на котором можно играть и в быстром темпе; ять, как известно,— буква, вычеркнутая из алфавита. Зачем нужны эти словечки и поговорки?» (М. Горький, «О языке». Сборник «О литературе», изд. 3-е, Москва, 1937).

 


 

В своей книге «Великий русский язык» В. В. Виноградов пишет: «Современный русский язык представляет собою своеобразное, можно сказать, небывалое явление в истории мировой культуры. Происходящие в нем процессы полны глубокого исторического интереса. В них еще более ярко отражается творческая мощь русского языка» (В. В. Виноградов, «Великий русский язык», Гослитиздат, 1945, стр. 166).

 


 

Педагогу по сценической речи совместно со всеми другими педагогами театральных школ или вузов следует обращать сугубое внимание на культуру речи студентов, следует бороться с засоренностью языка. Нам прежде всего не следует забывать определения, данного товарищем Сталиным: «Язык — орудие развития и борьбы» .

 


 

«Борьба за чистоту, за смысловую точность, за остроту языка есть борьба за орудие культуры. Чем острее это орудие, чем более точно направлено, тем оно победоноснее»,— писал Горький в статье «О языке».

 


 

Углубление работы над словом в наиболее тесном контакте с классом актерского мастерства может быть достигнуто совместными занятиями педагога по слову с педагогом по мастерству актера на старших курсах, тогда, когда учащиеся переходят уже к работе над отдельными актами и пьесами.

 


 

Педагог по слову присутствует на последних репетициях этих актов и пьес и тщательно проверяет дикцию студентов, звучание их голосов, орфоэпию. Все замечания по этому поводу могут быть сделаны потом, на занятиях по сценической речи, или тут же, на репетиции.

 


 

Не менее полезным может быть педагог по слову в работе над пьесой в стихах «ли в проработке роли, требующей от учащегося правильного воспроизведения присущего персонажу пьесы диалекта или акцента.


 

В нашей книге этому моменту работы не отведено со-ответствующего раздела: он относится к работе старших курсов (III и IV), данный же учебник охватывает первый и второй годы обучения.


 

Что же касается III раздела — «Голос» и указанных в учебнике упражнений, то эти упражнения являются первоначальными, и не представляют собой развернутой программы этого раздела, так как подход к постановке голоса может быть только индивидуальный и требует обязательно непосредственного участия и контроля педагога над занятиями учащегося на протяжении всего курса. Заочные указания и советы, неправильно понятые и примененные, могут в таком случае принести больше вреда, чем пользы.


 

Поэтому в учебнике указаны лишь основные, первоначальные и общепринятые упражнения, после которых педагогу предоставляется возможность тренировать имеющимися у него средствами голос каждого учащегося согласно индивидуальным данным последнего. Изложение же в учебнике всех возможных вариантов упражнений применительно к различным голосовым данным и особенностям учащихся не представляется возможным.

 


 

КУРС
Раздел первый
ПРОИЗНОШЕНИЕ
ГЛАВА I
ЯСНОСТЬ РЕЧИ

 


 

Четкое произношение возможно лишь при наличии здорового, нормально построенного речевого аппарата и правильного его функционирования. Что мы называем речевым аппаратом и каковы его функции? К речевому аппарату, в узком смысле этого слова, относятся: губы, язык, челюсти, зубы, твердое и мягкое нёбо, маленький язычок, гортань, глотка, голосовые связки.


 

Самое же звучание возникает в результате мускульных сокращений соответствующих частей речевого аппарата. Сокращения вызываются работой отдельных участков центральной нервной системы. Работа эта координируется специальным аппаратом (нервным центром, находящимся в коре левого полушария головного мозга).

 


 

Произношение может быть нормальным, т. е. четким и ясным, или в нем может быть целый ряд отклонений от нормы, зависящих: или 1) от неправильной структуры речевого аппарата, или 2) от неправильного пользования той или иной частью речевого аппарата при совершенно нормальном его устройстве, или 3) от функционального расстройства отдельных участков центральной нервной системы.

 


 

К недостаткам структуры речевого аппарата относится, например, неправильное смыкание челюстей при резко выдвинутой или, наоборот, вогнутой нижней или верхней челюстях, так же как и редко или криво поставленные зубы.

 


 

Эти недостатки порождают неправильное произношение свистящих, в то (время как правильно расположенные зубы и их сплошная здоровая стена благоприятствуют четкости речи, а отчасти служат также резонатором для звука (резонатор — полость, усиливающая звук; об этом см. раздел III—«Голос»), Длинный и толстый язык иногда является причиной сюсюканья и шепелявения. Короткая уздечка (перепонка, прикрепляющая язык к нижней челюсти) бывает причиной картавости и пр.

 


 

Эти так называемые о р г а н и ч е с к и е недостатки речи требуют вмешательства не столько учебно-тренировочного, сколько медицинского характера (операция уздечки, специальная машинка, выправляющая зубы, зонды и т. д.). Часто и это не помогает, речь остается в прежнем состоянии. Но нередко недостатки речи (картавость, сюсюканье, шепелявение и обычная вялость или небрежность) являются следствием плохого и небрежного воспитания речи ребенка, а иногда и дурного примера окружающих (картавые родители, плохо говорящий педагог или школьный товарищ).

 


 

Случайность, утвержденная постоянной практикой, делается, наконец, привычкой в произношении. Однако эта порочная привычка все же может быть искоренена даже у взрослого человека. Нужно только, чтобы человек с таким неорганическим, случайным недостатком речи понял, в чем заключается неправильность его произношения, и путем постоянной тренировки нового для него положения частей речевого аппарата, преодолев старые привычки, развил правильные навыки речи.

 


 

Все предлагаемые далее упражнения при правильном и точном применении их в указанной последовательности вполне обеспечивают исправление такого рода неорганических недостатков.

 


 

Отсутствие каких-либо недостатков речи у человека, идущего на сцену, вовсе еще не дает ему права предполагать, что он вполне подготовлен к этой деятельности в области слова. Каждому человеку ясно, например, что для сцены совершенно необходимо работать над голосом, развивать и тренировать его. Точно такого же внимания и работы требует и сценическая речь.

 


 

Cовременный спектакль предъявляет к актеру чрезвычайно большие требования именно в отношении речи — массовые сцены, текст на фоне музыкального сопровождения или связанный с движением, разнообразные акустические условия выездных спектаклей, спектаклей под открытым небом (вспомним условия, при которых выступали наши фронтовые бригады во время Великой Отечественной войны), освоение акустики громадных зрительных зал во вновь построенных театрах и т. д. Поэтому актер должен обладать одинаково высокой речевой и голосовой техникой.

 


 

Именно вследствие этого заниматься техникой речи чрезвычайно нужно и полезно каждому желающему работать на сцене или на эстраде, так как эта тренировка не только исправляет отдельные недостатки произношения, но и совершенствует качество речевой техники в целом.

 


 

Она придает речи ту легкость, свободу, уменье и уверенность в так называемой «подаче» слова, которые делают речь выразительной и сценичной.

 


 

Прежде чем приступить к исправлению отдельных недостатков произношения тех или иных гласных или согласных при общей нечеткости речи, необходимо ближе ознакомиться с отдельными частями речевого аппарата. Необходимо осознать их функции и развить в них такую гибкость и послушность, которые обеспечили бы максимальное овладение речевым аппаратом.

 


 

Подобно скрипачу, прежде всего развивающему пальцы, актер, чтец, оратор должны развить и подготовить тот технический аппарат, без которого немыслимо осуществление его творческой работы.

 


 

Гибкость и податливость речевого аппарата, его отдельных мышц являются основой дальнейшей успешной работы по исправлению недостатков речи и ее совершенствованию. Первым упражнением для этой цели служит так называемая лицевая гимнастика. Ее роль заключается , в освобождении мышц рта от напряженности и вялости.

 


 

Лицевая гимнастика не требует лишних движений, не допускает никакой мимики, никаких гримас. Ее упражнения ни в коем случае не должны рассматриваться как цель, а должны являться только лишь средством к освобождению мышц рта.

 


 

ЛИЦЕВАЯ ГИМНАСТИКА

 


1. Раскрывание рта

 

 


 

Первым условием четкой, легкой речи является свободно и хорошо открывающийся рот. На сцене мы нередко встречаем так называемую «речь сквозь зубы», которая мешает зрителю хорошо понимать произносимый актером текст.

 


 

При борьбе с этим недостатком нужно добиваться, чтобы рот во время упражнения раскрывался в вертикальном направлении (опускается нижняя челюсть), без всякого напряжения губ или челюстей. Движения при раскрывании и закрывании рта должны быть мягкими, язык не должен горбиться, а лежать плоско, свободно касаясь кончиком нижних передних зубов.

 


 

Эти движения следует повторять несколько раз подряд. Упражнение это, как и все последующие, нужно в первое время (до полного и правильного усвоения) делать перед зеркалом. В дальнейшем зеркалом пользоваться не нужно.

 


 

Обнажение верхних зубов, или движение верхней губы на «улыбку»
Это упражнение рассчитано на борьбу с так называемой «мёртвой» губой, тормозящей четкость, а часто и звучность речи (вялость губ препятствует правильному формированию звука). Частое повторение этого движения — подтягивания верхней губы к носу при свободной нижней губе и покойном состоянии всех остальных мышц рта и лица — содействует большей подвижности верхней губы.


 

Подтягивать и опускать губу нужно несколько раз подряд и таким образом, чтобы все передние зубы до дёсен (но не включая их) были видны.

3. Обнажение нижних зубов посредством оттягивания вниз всей, нижней губы.

 


 

Нижняя губа, конечно, не должна быть менее подвижной и легкой, чем верхняя, и работа над ней должна идти в том же плане и порядке, как в предыдущем упражнении.


 

Нижняя губа оттягивается в горизонтальном направлении вниз настолько, чтобы учащийся ясно видел в зеркале передние нижние зубы. Нижняя челюсть в это время неподвижна, и рот полураскрыт.

 


 

4. Чередование движений верхней и нижней губ по отдельности, как указано во 2 и 3-м упражнениях
Это упражнение вырабатывает быструю ориентировку в правильности движения рта и приводит к легкому овладению мышцами рта.

 


 

5. Специальная тренировка верхней губы
Это упражнение, как и следующее, является продолжением предыдущих двух упражнений. Оно также построено специально на гимнастике губ, с целью дальнейшего совершенствования их подвижности.

 


 

Делается это упражнение следующим образом. Рот слегка раскрыт, верхняя губа крепко натягивается на передние верхние зубы так, что край губы слегка загибается внутрь рта, закрывая зубы; после секундного пребывания в этом положении верхняя губа, растягиваясь в стороны, вновь занимает свое нормальное положение, слегка открывая зубы.

 


 

В положении нижней губы в это время происходят только те непроизвольные движения, которые связаны с общим движением рта. Все внимание упражняющегося должно быть устремлено в это время на движения верхней губы. Вышеуказанные движения верхней губы проделываются очень энергично и многократно повторяются.

 


 

6. Специальная тренировка нижней губы.
Рот слегка раскрыт, нижняя губа крепко натягивается на нижние передние зубы, так что края губы, растягиваясь, закрывают нижние зубы и слепка заходят внутрь рта.

 


 

Недолго задерживаясь в таком положении, нижняя губа, растягиваясь, слегка обнажает нижние передние зубы и затем вновь возвращается к своему нормальному положению. Это упражнение также многократно повторяется.

 


 

7. Специальная тренировка нижней и верхней губ одновременно
Указанные в 5 и 6-м упражнениях движения здесь проделываются одновременно. В указанном положении движения рта напоминают жевательные движения.

 


 

8. «Почесывание» верхними зубами нижней губы и наоборот
Это упражнение делается, в противоположность предыдущим двум, очень легко, мягко и быстро.

 


 

9. Движение выдвинутой нижней челюсти сначала вперед, потом вправо, влево, вниз и, наконец, кругом.

 


Это упражнение, имеющее целью облегчить и развить движения нижней челюсти, должно быть проделано мягко и округло, без резких угловатых толчков, дабы избежать случайных повреждений челюсти. Эти движения проделываются сначала порознь, и только при успешном приведении каждого в отдельности можно переходить к следующему (вперед, вправо, влево, вниз, кругом).

 


 

10. Движение сомкнутых выпяченных губ вперед и растягивание их затем в стороны, не обнажая при этом зубов.

 


 

Упражнение должно быть проделано при крепко сжатых зубах. Вытягиваться должны лишь губы, чтобы в процессе повторяющихся движений, при крепком упоре челюстей, мышцы рта приобрели известную упругость и гибкость. Образование гласных звуков в речи и пении зависит именно от умения четко сформировать губы и дать, таким образом, правильно направленные и хорошо донесенные звук и речь.

 


 

11. Движение сомкнутых выпяченных губ вправо, влево, вверх, вниз и, наконец, кругом (при крепко сжатых зубах).

 


 

Это упражнение можно применять только после достигнутых в предыдущем (10-м) упражнении результатов. Оно требует еще более упорного сопротивления челюстей в работе и дает в результате еще большую уверенность и упругость мышцам рта.

 


 

Движение сомкнутых губ кругом является самым трудным; при неудаче нужно сначала добиваться результатов по отдельным элементам движения, т. е. сначала сделать движение вперед, задержать его, затем медленно направо, опять задержать, затем сделать движение вниз (насколько это позволяют сомкнутые челюсти), задержать; влево, задержать; вверх (к носу, насколько возможно); затем опять сначала и т. д.


 

Указанные упражнения лицевой гимнастики, как и все последующие упражнения по разделу дикции, следует вначале проводить в классе коллективно, постепенно всё более индивидуализируя их. Там, где нужна общая тренировка учащихся, можно заниматься коллективно, подтягивая всех к единому уровню, прививая учащимся дисциплинированность и внимание в работе.

 


 

Когда же педагог приступает в классе к «оправлению индивидуальных недостатков или к проверке исполнения заданий учащихся, он должен уделять каждому учащемуся какую-то долю времени, и никакие коллективные занятия при дальнейших, более сложных разделах курса недопустимы.
Все указанные упражнения нужно проделывать ежедневно несколько раз в день и по нескольку минут в один прием (не более 5—6 минут каждый раз на все упражнения, вместе взятые).


 

Певцам, чтецам, актерам очень полезно возвращаться к ним непосредственно перед выступлением. Вообще же при переходе к дальнейшим упражнениям на протяжении всего курса, а также и в дальнейшей практике упражнения лицевой гимнастики всегда должны оставаться основными моментами тренировки и служить своего рода зарядкой.

 


 

УПРАЖНЕНИЯ ДЛЯ ЯЗЫКА

Одним из важных органов речи является язык, от гибкости которого также зависит четкость произношения. Исправление дефектов речи, связанных с неправильными функциями языка (например, картавость, замена звука Л другими звуками, сюсюканье и т. д.),* требует постоянного упражнения языка* в новых, непривычных для данного человека положениях этого органа речи.

 


 

Так, например, при правильной подаче звука Л язык должен плотно касаться верхних передних зубов, а не находиться в пространстве, как это бывает при дефектном произнесении этого звука. Правильное произношение звука Р требует вибрации (дрожания) кончика языка, а не маленького язычка, как это обычно происходит при картавости.

 


 

Таким образом, осознание положения языка в момент произношения тех или иных звуков является чрезвычайно важным и необходимым предварительным моментом при исправлении большинства недостатков речи.

 


 

Язык лежит плоско, с легким углублением на спинке; кончик языка легко касается нижних передних зубов, а корень опущен как бы в момент зевка. Рот при этом широко раскрыт в вертикальном на-правлении, так, чтобы можно было хорошо рассмотреть горло.

 


 

Это упражнение, несколько похожее на 1-е упражнение лицевой гимнастики, отличается от него тем, что требует максимального внимания к правильному положению языка, в то время как ранее упомянутое упражнение требует, главным образом четкого движения челюстей при раскрывании и закрывании рта.

 


 

Целью данного упражнения является дисциплинирование языка, им достигается правильное и наиболее целесообразное положение языка при нормальном направлении звука (в дальнейшем — при постановке голоса). Упражнение проделывается как можно чаще, по нескольку раз в день, сначала перед зеркалом, а затем на память.

 


 

Положение рта и языка, как в предыдущем упражнении, но кончик языка поднимается к передним, верхним зубам и снова ложится обратно.
Это движение повторяется несколько раз, причем нижняя челюсть во время движения кончика языка должна быть совершенно неподвижной.

 


 

Это упражнение развивает уздечку (перепонку под языком, прикрепляющую его к нижней челюсти) и помогает, таким образом, в дальнейшем более чистому произношению звука Р, всецело связанного с движением кончика языка.
Это упражнение требует точно такого положения рта и языка, как и предыдущее упражнение. Язык движется, однако, не вверх и вниз, а вправо и влево, по направлению к внутренней стороне щек.

 


 

Для достижения наибольшей крепости и гибкости мышц языка следует, так же как в предыдущем упражнения, нижнюю челюсть держать неподвижно. Упражнение повторяется несколько раз подряд перед зеркалом, пока не будет усвоено.

 


 

Рот слегка раскрыт, язык от нормального положения (кончик языка у нижних зубов, корень опущен) идет кверху, совсем загибаясь назад по направлению к нёбу, затем он снова ложится обратно.

 


 

Это упражнение также рассчитано на тренировку уздечки и укрепление мышц языка. Оно повторяется многократно при неподвижной нижней челюсти.
Все вышеуказанные упражнения необходимо прорабатывать ежедневно наравне с лицевой гимнастикой, а кроме того, и в дальнейшем, при переходе к упражнениям в произношении таких звуков, как Т, Д, Л, Р.


 

Количество времени, употребляемое на все упражнения языка, не должно превышать 4—5 минут.


 

ГЛАВА II ГЛАСНЫЕ

 


 

Для исправления недостатков речи, для достижения хорошего, четкого произношения требуется прежде всего, как уже было сказано выше, послушный речевой аппарат.

 


 

К работе над исправлением речевых недостатков, т. е. над исправлением произношения отдельных гласных или согласных звуков, можно переходить, только овладев своим речевым аппаратом и осознав функции его отдельных частей (губ, языка, челюстей и пр.).

 


 

Только добившись некоторых результатов в этом направлении, можно приступить уже непосредственно к работе над произношением отдельных звуков.


 

Все звуки речи делятся в основном на гласные и согласные. В работе над произношением нужно добиваться в первую очередь правильного произношения гласных. Гласные звуки в речи образуют ее мелодику и содействуют ее звучности, в то время как согласные играют роль как бы ее костяка, каркаса.

 


 

Согласные, как более трудные, требующие постоянного преодоления препятствий и большой активности в процессе произношения, вызывают необходимость в большей подготовленности речевого аппарата и потому прорабатываются позднее.

 


 

Гласные в русской речи следующие:

16.И—Э—А—О—У—Ы.

В случаях же необходимости смягчить в произношении в каком-либо слове согласную букву мы пишем после нее
взамен э-а-о-у — е-я-ё-ю.

 


 

В начале слова или после гласного звука этим гласным предшествует звук Й, и получается: ель — йэль; ясно — йасно.

 


 

Звуки Е, Я, Ё, Ю называются йотированными.
Работа над теми и другими звуками требует хорошего усвоения определенного расположения частей речевого аппарата во время произношения той или иной гласной.

 


 

Положение речевого аппарата при произношении гласных звуков следующее:
И — рот слегка раскрыт, как бы на «улыбку», растянутые губы соприкасаются с зубами, не совсем сомкнутыми. Кончик языка лежит ниже его середины и касается нижних передних зубов (рот раскрыт настолько, что между зубами можно вставить мизинец).

 


 

Э—рот раскрыт больше, чем при И, настолько, что можно вставить большой палец между зубами, и имеет несколько овальную форму. Язык передней своей частью лежит та нижних передних зубах.

 


 

А — рот раскрыт настолько, что можно вставить два пальца, положенные один на другой (не больше). Язык лежит плоско, кончиком касаясь нижних передних зубов, с продольным углублением на спинке.

 


 

О — губы выдвинуты вперед и имеют округлую форму. За выполнением этих условий необходимо строго следить; так как на практике очень часто встречается нечет О — губы выдвинуты вперед и имеют округлую форму. За выполнением этих условий необходимо строго следить; так как на практике очень часто встречается нечеткое и неопределенно очерченное в произношении О, что придает речи весьма неряшливый характер. Язык при звуке О несколько приподнят у корня.

 


 

У — губы вытянуты вперед в виде воронки. Язык не¬сколько отходит назад и приподнимается к мягкому нёбу.


 

Ы — губы растянуты и раскрыты настолько, что можно вставить мизинец. Нижняя челюсть несколько выдвинута вперед, язык приподнят по направлению к мягкому нёбу.

 


 

Усвоив правильное положение речевого аппарата при произношении каждой гласной, необходимо несколько раз подряд проделать соответствующее произношению каждой гласной движение беззвучно, т. е. не произнося вслух при этом всех нижеуказанных гласных, а лишь артикулируя их раздельно в следующем порядке.

 


 

Таблица гласных звуков (твердых)

 


 

И—Э—А—О—У—Ы — беззвучно несколько раз.
Усвоив этот ряд, произносить его затем уже вслух не-
сколько раз подряд, следя, главным образом за четкостью и правильностью артикуляции (артикуляция — движение рта, губ, челюстей).

 


 

17.И—Э—А—О—У—Ы — произносить вслух.

Таблица гласных звуков йотированных
18. Е (И +Э), Я (И Л). Ё (Й + О), ю (И + У) — про-
износить отчетливо вслух.

 


 

Эти буквы обозначают собой сочетание двух звуков, мягкого согласного звука Й (называемое ЙОТ) со следующим за ним гласным. В момент произношения звука Й кончик языка находится у нижних зубов, откуда он сильным напряжением краев и середины языка отскакивает к той позиции, на которой должен находиться соответствующий, следующий за звуком Й гласный.
Добившись четкого и правильного произношения той и другой таблиц, тренировать их в следующих комбинациях:

 


 

19. И Э А О У Ы; Е Я Ё Ю — несколько раз подряд
чередовать эти таблицы.

 


 

20. Ы-И, Э-Е, А-Я, 0-Е, У-Ю — произносить, как
указано, попарно, четко противопоставляя твердые гласные
йотированным в каждой паре.

 


 

Найдя правильное положение речевого аппарата для каждого звука, еще не следует считать работу в этом направлении законченной. Далее нужно закрепить найденное, а для этого нужна тренировка. Постоянное повторение одних и тех же движений речевого аппарата в различнейших комбинациях дает возможность закрепить усвоенное.

 


 

21.И-Э, И-Э, И-Э, И-Э;
Э-А, Э-А, Э-А, Э-А;
А-О, А-О, А-О. А-О;
О-У, О-У, О-У, О-У;
У-Ы, У-Ы, У-Ы, У-Ы.

 


 

Это упражнение артикулируется сначала беззвучно в указанном порядке. При произношении вслух нужно сначала придерживаться очень медленного темпа, и, только хорошо зная наизусть таблицу и добившись четкого, гладкого ее произношения, можно несколько ускорять темп, повторяя ее несколько раз подряд. В дальнейшем гласные можно комбинировать для тренировки также различными другими способами, взяв предложенную таблицу за основу.

 


 

Здесь следует добавить еще одно методическое соображение, которое несколько облегчит в дальнейшем педагогу и учащемуся отыскание правильного звучания гласных.

 


 

При произнесении вышеуказанной таблицы гласных звуков, а также и гласных порознь следует добиваться от учащегося «собранного» посыла каждого гласного (т. е. при произнесении каждого гласного необходимо придать губам форму, несколько напоминающую форму буквы О), искореняя этим привычку к рассеянному, так называемому «белому», слишком открытому звуку в гласных.

 


 

Более подробные и специальные указания о произношении этих звуков педагог будет давать, когда наступит момент постановки голоса. Воспитывать же практически правильное произношение у учащихся следует с первых же шагов, не раскрывая еще перед ними специального теоретического раздела постановки голоса.

 


 

Следует также приучать учащегося с самого начала произносить гласные на дыхании, не требуя, однако, пока определенной системы дыхания и использования технических навыков.

 


 

В тренировку можно вносить и другие тренировочные элементы. Например, произнося таблицу, можно каждый раз менять ее акцентировку следующим образом:
ИЭАОУЫ (под ударением первый звук).

ИЭАОУЫ (под ударением третий звук).

ИЭАОУЫ (под ударением пятый звук).

ИЭАОУЫ (под ударением второй звук) и т. д.

 


 

Все вышеуказанные упражнения должны прорабаты¬ваться ежедневно в указанном здесь порядке и в первое время работы занимать не более 10 минут в один прием на все упражнения, вместе взятые. Лицевая гимнастика, однако, в эти 10 минут не входит. Она всегда должна предшествовать всем последующим упражнениям и занимать отдельное время (5—6 минут).

ГЛАВА III

СОГЛАСНЫЕ

Наиболее затруднительными для произношения обычно являются согласные звуки. В то время как гласные более или менее легко произносятся при одном лишь соответствующем движении губ, языка или нижней челюсти, согласные требуют при произношении как бы преодоления какого-то препятствия.

 


 

При произношении любой согласной требуется более сильное, чем при гласных, движение какой-либо из частей речевого аппарата, например: вибрация (дрожание) кончика языка при Р; смыкание и размыкание губ при Б или П; определенное движение маленького язычка (нёбной занавески) при К или Г; упор и затем отрыв языка от верхних передних зубов при произношении звуков Т и Д.

 


 

Согласные, так же как и гласные, имеют свою классификацию и, в основном, делятся на согласные звонкие и глухи е. К звонким относятся все согласные, произносимые при участии голоса: Б, В, Г, Д, Ж, 3.


 

Каждому звонкому соответствуют свои глухие, безголосные: П, К, Т, Ш, С, Ц, X, Ф.

 


 

Звонкие звуки Р, Л, М, Н называются еще сонорными, т. е. звучащими (от латинского слова sonor — звук); произносятся они голосом и парных глухих не имеют.
Подобно работе над гласными, в произношении согласных тоже прежде всего нужно выяснить правильное положение отдельных частей речевого аппарата и их функции во время произношения.


 

Остановимся на произношении согласных П (Б): рот плотно сомкнут и разрывается по горизонтальной линии губ от напора выдыхаемого воздуха. При этом нижняя челюсть несколько опускается. Звук П — глухой, произносится так же, но одним шумом, без голоса. Звук Б — звонкий, произносится с голосом.
Для закрепления указанного положения и тренировки прорабатываются следующие упражнения:

22. Чередование звуков П и Б — пб, пб. пб, пб…

23. П—Произносится в сочетании со всеми гласными:
пи, пэ, па, по, пу, пы, пе, пя, пё, пю.

24.би, бэ, ба, бо, бу, бы.

25.бе, бя, бё, бю.

 


 

26. .пи-бби, пэ-ббэ, па-бба, пб-ббо, пу-ббу, пы-ббы.
Каждое сочетание 26-го упражнения произносится, как одно слово п й б б и, с акцентом (ударением) на первом слоге. Двойное Б при этом произносится слитно, без отрыва. Все эти 6 звукообразований произносятся на одном дыхании.

 


 

27. бй-ппи, бэ-ппэ, ба-ппа, 66-ппо, бу-ппу, бы-ппы.
Это упражнение произносится по тому же принципу, как предыдущее, но центр тяжести в тренировке падает на П, а не на Б.
Упражнение для быстрой и легкой подвижности губ:

 


 

28. би-би-би-би-бйпп; бо-бо-бо-бо-бопп; бэ-бэ-бэ-бэ-бэпп; бу-бу-бу-бу-бупп; ба-ба-ба-ба-бапп; бы-бы-бы-бы-быпп.

 


 

Ударение здесь всюду на последнем слоге.
К (Г). При произношении этого звука кончик языка направлен книзу, в то время как задняя часть спинки языка прижимается к мягкому нёбу, закрывая горло. Нижняя челюсть немного опускается. Самый же звук получается при выдыхании воздуха, отрывающем спинку языка от нёба.

 


 

К особенностям украинского и белорусского произношения относится, например, так называемое гхаканье, т. е. произнесение слов со звуком Г следующим образом: галка, город, гусь, звучащими, как гхалка, гхород, гхусь и т. д.

 


 

Получается так оттого, что при произнесении звука Гх спинка языка не прижимается к мягкому нёбу, а лишь приближается к нему, отчего произносимый звук получается не взрывом, а трением.
Упражнения на К и Г;

 


 

29. кг, кг, кг, кг…

Глухой и звонкий звук чередуются.
30.ки, кэ, ка, ко, ку, кы.

31.ги, гэ, га, го, гу, гы.

32.кигги, кэггэ, кагга, кбгго, куггу, кыггы.

33.гикки, гэккэ, гакка, гбкко, гукку, гыккы.

 


 

Упражнения 32—33-е на К и Г сходны в манере тренировки с 26 и 27-м упражнениями на звуки П и Б, указанными выше (ударение будет всюду на первом слоге).

 


 

34. ги-ги-ги-ги-гйкк; го-го-го-го-гокк;
гэ-гэ-гэ-гэ-гэкк; гу-гу-гу-гу-гукк;
га-га-га-га-гакк; гы-гы-гы-гы-гыкк.

 


 

Для тренировки звуков П и Г можно пользоваться следующей фразой: «Однажды галок поп пугая в кустах увидел попугая, и говорит тот попугай: пугать ты галок, поп, пугай, но галок, поп, в кустах пугая, пугать не смей ты попугая».

 


 

35. тд, тд, тд, тд… (Передняя часть языка крепко при-
жимается к верхним передним зубам.)
ти, тэ, та, то, ту, ты…
ди, дэ, да, до, ду, ды…

 


 

36. тидди, тэддэ, тадда, тоддо, тудду, тыдды…

39. дйтти, дэттэ, датта, дотто, дутту, дытты… (В 38 и 39-м упражнениях ударение всюду будет на пер¬вом слоге.)

40. ди-ди-ди-ди-дитт; до-до-до-до-дотт; .дэ-дэ-дэ-дэ-дэтт; ду-ду-ду-ду-дутт; да-да-да-да -ддатт: ды-ды-ды-ды-дытт.

 


 

Тренировка в произношении смягченных звуков «ть» и «дь» требует предварительного объяснения и особого внимания к нижеуказанным упражнениям. При смягченных Т и Д передняя часть языка прикасается к передней части нёба.

 


 

Особенное внимание к этим звукам вызвано тем обстоятельством, что неправильности дикции очень часто встречаются именно в области этих двух звуков. В речи довольно часто можно услышать, например, слово д ел о, звучащее, скорее, как д з е л о, или вместо ве¬тер — вецер, дети — дзеци, дитя — дзиця. Недостаток этот свойственен большей частью людям, вооб-ще небрежно и вяло произносящим.

 


 

Для исправления его необходимо предварительно добиться большей чёткости произношения и артикуляции губ, языка и пр. А затем, точно установив правильное положение языка для этого звука, приступить к тренировке, внимательно прислуши-ваясь к чистоте произношения смягченных Т и Д.

ти, те, тя, тё, тю, ти…

ди, де, дя, дё, дю, ди…

тидди, тёдде, тяддя, тёдде, тюддю, тйдди.

44. дитти, дётте, дяття, дётте, дюттю, дйтти… (В 43
и 44-м упражнениях ударение на первом слоге.)

45. ди-ти-тй-дди; де-те-тё-дде; дя-тя-тя-ддя; де-те-тё-
дде; дю-тю-тю-ддю; ди-ти-тй-дди (в 45-м упражнении ударение на третьем слоге).

Поупражнявшись на вышеуказанных сочетаниях, следует подобрать и часто, внимательно повторять отдельные слова или фразы, где встречаются эти два звука.

 


 

Например:
«Тятя, тятя, наши сети притащили мертвеца».

«Тетерев сидел на дереве».

«Тётя Катя, дайте ботинки».

«Потянул ветерок, воду морощит, рябит».

«Тётя Тина надела тюлевое платье».

 


 

«Тимкина тявка тявкнула на Тёмку, Тёмка тюкнул тявку в темя утюгом».
Переходим к согласным Ф и В. При произношении этих звуков нижняя губа должна касаться передних верхних зубов. Воздух, проходящий между зубами и губой, воспроизводит звуки Ф (глухой) и В (звонкий).

ф-в, ф-в, ф-в, ф-в.

ф-и, ф-э, ф-о, ф-у, ф-ы.

в-и, в-э, в-а. в-о, в-у, в-ы.

фйвви, фэввэ, фавва, фбвво, фувву, фыввы.

50. вйффи, вэффэ, ваффа, вбффо, вуффу, выффы.

(В 49 и 50-м упражнениях ударение на первом слоге.)

51. ви-ви-ви-ви-вйфф; вэ-вэ-вэ-вэ-вэфф;
ва-ва-ва-ва-вафф; во-во-во-во-вбфф;
вг-чу-ву-ву-вуфф; вы-вы-вы-вы-выфф.

 


 

Возвращаясь ко всем пройденным упражнениям на согласные в различных комбинациях с гласными, объединяем их в следующие общие таблицы для тренировки сначала по книге, а затем напамять:

 


 

52. пибби, пэббе , паба, поббо, пуббу, пыббы;

биппи, бэппе, баппа, боппо, буппу, быппы;

кигги, кэггэ, кагга, кбгго, куггу, кыггы;

гикки, гэккэ, гакка, гбкко, гукку, гыккы;

тидди, тэддэ, тадда, тоддо, тудду, тыдды;

дитти,дэттэ, датта, дотто, дутту, дытты;

фивви, фэввэ, фавва, фовво, фувву, фыввы; виффи, вэффэ, ваффа, воффо, вуффу, выффы.

Или еще:

кэ-гэ-гэ-гэ тй-ди-ди-ди тэ-дэ-дэ-дэ фй-ви-ви-ви фэ-вэ-вэ-вэ

53. пй-би-би-би , пэ-бэ-бэ-бэ вй-ви-ви-ви вэ-вэ-вэ-вэ кй-ги-ги-ги
т. д.

 


 

(Ударение везде на первом слоге.)

 


 

В случае каких-либо затруднений, встречающихся при первоначальной тренировке, таблицы на первое время можно разбить на парные упражнения, но как в целом, так и в разбивке на пары эти таблицы произносятся сначала в очень медленном темпе, и только после того, как таблица совершенно усвоена, произнесение ее может постепенно изменяться в темпе, достигая наибольшей скорости, ко не изменяясь в четкости произношения.

 


Весьма полезно также тренироваться в пройденных согласных на сочетании их между собой, всячески развивая и меняя разнообразные комбинации.

 

Например:
кпт, кпт, кпт…

гбд, гбд, гбд…

тпк, тпк, тек, тпк… и т. д.

 


 

Эти упражнения требуют очень четкого и, если можно так выразиться, очень уплотненного произношения. Они даны для борьбы с небрежной, развязной речью, допускающей в произношении такую мазню, как, например, «лю-бэлю» вместо «люблю», «одына» вместо «одна» и т. д.

 


 

Уплотненное произношение согласных, указанных в упражнении, в тесной их последовательности, без промежуточных гласных должно приучить к четким сочетаниям КПТ, а не КЭПЭТЭ, БДГ, а не БЫДЫГЫ.

Далее эти упражнения можно развить примерно следующим образом:

57. кпти, кптэ, кпта, кпто, кпту, кпты.

гбди, гбдэ, гбда, гбдо, гбду, гбды.

бдги, бдгэ, бдга, бдго, бдгу, бдгы.

тпки, тпкэ, тпка, тпко, тику, тпкы.

вди, вдэ, вда, вдо, вду, вды.

фти, фтэ, фта, фто, фту, фты.

вди-фти, вдэ-фтэ, вда-фта, вдо-фто, вду-фту,
вды-фты.

 


 

фти-вди, фтэ-вдэ, фта-вда, фто-вдо, фту-вду, фты-вды.

ти-вди, тэ-вде, та-вда, тб-вдо, ту-вду, ты-вды.

вди-тти, вдэ-ттэ, вдб-тта, вдо-тто, вду-тту, вды-тты.

67. фти-дди, фтё-дде, фтя-ддя, фтё-ддё, фтю-ддю.

Напоминаем, что все комбинации ГЛУХИХ согласных произносятся глухо (КПТ), т. е. без голоса, звонких —звонко (ГБД). В комбинациях глухих согласных гласными в конце произносятся вслух только гласные (КПТИ, ФТ-И).

 


 

Все приведенные упражнения следует проходить постепенно, одну группу за другой, в указанном порядке и не переходить к следующему, не закончив и не усвоив предыдущего.

 


 

Таким образом, при ежедневном повторении курса сначала образуется определенный круг упражнений для работы на каждый день, требующий 15—20 минут. По мере усвоения одних упражнений их место будут постепенно занимать все новые и новые, с усвоением которых старые не должны забываться и время от времени вновь включаться в тренировку.

 


 

При практическом прохождении этого учебника необ¬ходимо вслед за изучением настоящей главы перейти к ознакомлению со II разделом техники речи — к IX, X, XI, XII, XIII главам о дыхании и дыхательной гимнастике. Это отнюдь не означает, что работа над произношением должна на время прекратиться. Она должна продолжаться своим чередом и идти параллельно занятиям дыханием. Одновременно должно происходить ознакомление с VIII главой (орфоэпия) согласно указанию, данному в разделе «О методике преподавания».

ГЛАВА IV

СОГЛАСНЫЕ СОНОРНЫЕ

К сонорным согласным относятся, как уже было указано в главе III, звуки Л, М, Н, Р. Среди недостатков речи картавость (отсутствие или искажение звука Р) и неправильное произношение звука Л — явления, требующие наибольшего количества времени и труда при исправлении.

 


 

В случаях неорганической картавости, т. е. при абсолютно правильно построенном рте, языке, нёбе и т. д. и при одном лишь неправильном функционировании языка, срок, требуемый для исправления картавости, ко¬леблется иногда между 2 неделями и 5—6 месяцами.

 


 

Исправление неверно или плохо функционирующего при звуке Л языка требует меньше времени, но исправление этих недостатков возможно только при условии упорной и систематической тренировки и постоянного самоконтроля не только во время упражнений, но и во время раз-говора, чтения вслух и т. д.

 


 

Страдающим органическими недостатками речи (см. главу I) рекомендуется обратиться к врачу, для того чтобы выяснить возможность их исправления. Людям без этих недостатков и даже не картавящим рекомендуется тем не менее прорабатывать нижеуказанные упражнения, как материал, чрезвычайно хорошо тренирующий и дисциплинирующий язык, как упражнения, имеющие общетренировочное значение.

 


 

При нормальном произношении звука Л кончик языка прижимается к верхним передним зубам. У лиц, неправильно произносящих этот звук, кончик языка обычно не доходит до зубов — он остается в пространстве, и получается вместо лампа — «уампа», иногда и «вампа», если этот звук произносится закрытым ртом, т. е. если при этом верхние зубы покрывают нижнюю губу.

 


 

При смягченном Л (ЛЬ) кончик и часть языка прижимаются уже не к зубам, а выше, к альвеолам верхних зубов (аль¬веолы — углубления в челюсти, в которых помещаются зубы).

 


 

Если твердое Л туго поддается исправлению, полезно бывает иногда во время произношения зажимать кончик языка между зубов и произносить Л в таком положении (это, конечно, только во время тренировки).

 


 

Тренировочные упражнения:

68. л-ль, л-ль, л-ль, л-ль (чередование твердого и смягченного Л).

69. ли, лэ, ла, ло, лу, лы.

70. ли, ле, ля, лё, лю, ли.

71. лилл, лэлл, лалл, лолл, лулл, лылл.

72. лилли, лэллэ, лалла, лолло, луллу, лыллы.

73. лилли, лёлле, лялля, лёлле, люллю, лйлли.
(В. 72 и 73-м упражнениях ударение на первом слоге.)

 


 

ПРИМЕРЫ НА Л

«Белыми копытами лед колотя, Тени по Литейному дальше летят».
(Н. Асеев, «Синие гусары».)

«Одни лежали, захлебнувшись В кровавой ледяной воде, Другие мчались прочь, пригнувшие Трусливо шпоря лошадей.

Под ними лошади тонули. Под ними дыбом лед вставал, Их стремена на дно тянули, Им панцырь выплыть не давал.

Брело под взглядами косыми Немало пойманных господ, Впервые пятками босыми Прилежно шлепая об лед.

И князь, едва остыв от свалки. Из-под руки уже следил, Как беглецов остаток жалкий К ливонским землям уходил».
(К. Симонов, «Ледовое побоище» из VI главы.

«Легши на бок, напрягши плечо, Я вперед уплываю еще, Постепенно волной овладев, По веселой, светлой воде».
(Н. Асеев, «Заплыв».)

ПОГОВОРКИ

«Маланья-болтунья молоко болтала, выбалтывала, да не вы болтала».

«Только у молодца и золотца, что пуговка бловца».

«Ел не ел, а за столом просидел».

Повторяя старые упражнения на уже пройденные согласные, можно составить еще ряд таблиц, подобно ниже указанным, и разнообразно расширять, таким образом, круг повседневных упражнений до бесконечности.

 


 

74. гли, глэ, гла, гло, глу, глы

75. дли, длэ, дла, дло, длу, длы

76. тли, тлэ, тла, тло, тлу, тлы

77. длй-тли, длэ-тлэ, дла-тла, длб-тло, длу-тлу, длы-тлы

78. тлй-дли, тлэ-длэ, тла-дла, тлб-дло, тлу-длу, тлы-ллы

 


 

При произношении звука Р кончик языка вибрирует от напора выдыхаемого воздуха. Вибрация эта происходит около передней части твердого нёба. Картавость определяется как раз отсутствием этой вибрации кончика языка и заменой ее вибрацией маленького язычка.

Задача исправления картавости заключается в том, чтобы путем постепенного развития гибкости и послушности кончика языка заставить вибрировать именно его, оставляя при этом в полном покое маленький язычок.

 


 

Задача, как уже сказано, не легкая, требующая много труда, внимания, терпения и времени. Первым упражнением, несколько помогающим картавящему добиться вибрации кончика языка, является четкое, напористое и довольно быстрое чередование звуков: зззжжж, зззжжж, зззжжж и т. д.

 


 

Выталкиваемые одним напористым выдыханием, эти звуки постепенно дают кончику языка ощущение легкой вибрации как раз около твердого нёба, что для картавящего чрезвычайно важно.

 


 

Добиваясь всё большей активности кончика языка, сле¬дует произносить следующие сочетания:
79. зжд, зжд, зжд, зжд

 


 

80. зжди, зждэ, зжда, зждо, зжду, зжды 80(а).. зждр, зждрр, зждррр, зждрррр

81.зждри, зждрэ, зждра, зждро, эждру. зждры

82.тд-тд-тд-трри, тд-тд-тд-трри

83.дрри, дррэ, дрра, дрро, дрру, Дрры

84.трри, тррэ, трра, трро, трру, трры

85.тр-др, тр-др, тр-др, тр-др

86.трл-дри, трэ-дрэ, тра дра, тро-дро, тру-дру, тры-дры

87.дрй-три, дрэ-трэ, дра-тра, дрбтро, дру-тру, дры-тры

88.дриррр, дрэррр, драррр, дроррр, друррр, дрыррр.

Не следует, однако, думать, что одна только последовательность указанных упражнений в их возрастающей трудности уже дает обязательный эффект и внезапное, быстрое искоренение недостатка. Все указанные упражнения лишь всесторонне помогают развитию кончика языка для нужной вибрации.
Еще более трудным является четкое и чистое произношение смягченного Р(РЬ).

 


 

Оно произносится тем же способом, что и твердое, но самая вибрация кончика языка происходит ближе к передним верхним зубам и требует в силу своей мягкости большего количества и большей частоты вибрации, а стало быть, и более сильной струи выдыхаемого воздуха. Развитию мягкого РЬ содействует постоянная тренировка твердого Р. Сравнить:
89. р-рь, р-рь, р-рь, р-рь

90. ppи, рре, рря, ррё, ррю, рри

91. дрри, дрре, дрря, дррё, дррю, дрри
92. риррь, реррь, ряррь, рёррь, рюррь, риррь

93. три-ри-ри-ри-рйррь; тре-ре-ре-ре-рёррь; тря-ря-ря-ря-ряррь; трё-рё-рё-рё-рёррь; трю-рю-рю-рю-рюррь; три-ри-ри-ри-рйррь (ударение на последнем слоге).

 


 

ПРИМЕРНЫЙ МАТЕРИАЛ ДЛЯ УПРАЖНЕНИЙ

На дворе дрова, за двором дрова, под двором дрова, над двором дрова. Дрова вдоль двора, дрова вширь двора; не вместит двор дров, пора выдворить дрова на дровяной двор обратно.

 


 

«Мазурка раздалась. Бывало.
Когда гремел мазурки гром,
В огромной зале всё дрожало.
Паркет трещал под каблуком,
Тряслися, дребезжали рамы;
Теперь не то: и мы, как дамы.
Скользим по лаковым доскам.
Но в городах, по деревням,
Еще мазурка сохранила
Первоначальные красы:
Припрыжки, каблуки, усы
Все те же; их не изменила
Лихая мода, наш тиран,
Недуг новейших россиян».
(А. С. Пушкин. «Евгений Онегин».)

 


 

Для большей тренировки звука Р можно произносить его в данном тексте сначала подчеркнуто и протяжно; например:
«Мазурррка ррраз далась. Бывало,
Когда гррремел мазурррки гррром,
В огррромной зале всё дрррожало…» и т. д.

 


 

Другой пример:
«Сегодня силой всенародной Он путь ливонцам закрывал. И тот, кто рисковал сегодня, Тот всею Русью рисковал.

Пускай бояре брешут дружно,— Он видел все, он твердо знал, Когда полкам засадным нужно Подать условленный сигнал.

И, только выждав, чтоб ливонцы, Смешав ряды, втянулись в бой, Он, полыхнув мечом на солнце, Повел дружину за собой.

Подняв мечи из русской стали, Нагнув копейные древки, Из леса с криком вылетали Новогородские полки.

По льду летели с лязгом, с громом, К мохнатым гривам наклонясь, И первым на коне огромном В немецкий строй врубился князь.
И, отступая перед князем, Бросая копья и щиты,

С коней валились немцы наземь, Воздев железные персты.
Гнедые кони горячились, Из-под копыт вздымали прах, Тела по снегу волочились, Завязнув в узких стременах.

Стоял суровый беспорядок Железа, крови и воды. На месте рыцарских отрядов Легли кровавые следы».
(К. С и м о н о в, «Ледовое побоище», ■ из VI главы.)

«Труд труби, труд труби, труд труби в трубу! Беи барабан, бей барабан, бей барабан борьбу!»

 


 

«Тут барабанщик Бросил барабанчик, Выйдя разобратьих В короткий срок».
(И. С е л ь в и н с к и й, «Баллада о барабанщике».)

«Тайга говорит, Главари говорят. Сидит до поры Молодой отряд, Сидит до поры… Стукочат топоры, Совет вершат — А ночь хороша!»
(П. Л у го в с кой. «Песня о ветре».)

 


 

«Пара барабанов, Пара барабанов, Пара барабанов Била Бурю.
Пара барабанов, Пара барабанов. Пара барабанов Била Бой.
Шли бойцы, шли бала-гуры, Шли газетчики из ПУР-а, Шли
Молодые,
Шли
Матерые,
О-мо-ло-женныс борьбой. Сколько сил у человека! Труден тракт. Но шутят в такт:
«Ехал грека
Через реку,
Видит грека —
В реке . Рак». По привычке Недобитый Правь собой Во всю мочь!
Утром стычка,
В полдень битва,
К ночи бой,
Сраженье в ночь…
Каждый шаг берут винтовкой.
Отступил кавалергард.
Пара барабанов
Старо-Воронцовка.
Пара барабанов
Павлоград.
Но как только
На походе
Выйдет час —
Военный строй
Ходит полькой.
Русской ходит —
Хоть сейчас
Струны строй!
И опять двуколки, брички.
Стяг в лоб. Усталость прочь.
Пара барабанов
Утром стычка.
Пара барабанов —
Битва в ночь.
И опять врагу навстречу
Серой сталью
Ухо брей!
Утром сеча. Днем батальи И созвездья
На заре».
(И. Сел ьв и некий, «Сивашская
битва».)

94.лри, лре, лра, лро, лру, лры

95.рли,рлэ, рла, рло, рлу, рлы

96.лри-рли, лрэ-рлэ, лра-рла, лрб-рло, лру-рлу, лры-рлы

97.рлэ-лри, рлэ-лрэ, рла-лра, рлб-лро, рлу-лру, рлы-лры.

ЗВУК Н имеет такую же артикуляцию, что и знакомые нам Т и Д.
Иным будет лишь звучание сонорной Н, при произношении которой воздух проходит через нос.

99. лни, лнэ, лна, лно, лну, лны

100.дни, дне, дня, дне, дню, дни

101.нинн, нэнн, нанн, «они, нули, нынн.

Звук М получается при плотно сомкнутых губах, причем выдыхаемый воздух проходит, как и при Н, через нос.

102.мим, мэм, мам, мом, мум, мым

103.млим, млэм, млам, млом, млум, млым

104.мни, мне, мня, мне, мню, Мни.

Ввиду несложности произношения этих двух сонорных учащемуся предоставляется самостоятельно использовать большее количество упражнений и составить фразы для тренировки согласно указанным выше примерам.

 


 

Количество времени, необходимое для общих ежедневных занятий по дикции, будет зависеть от характера недостатка в произношении какой-либо из пройденных сонорных.
Начав постепенно занятия дыханием по указанной в главе XIII системе и последовательности, продолжаем одновременно занятия дикцией и переходим к главе V.

 


ГЛАВА V

 

 


 

СВИСТЯЩИЕ И ШИПЯЩИЕ

 


 

Если правильное произношение указанных выше звуков Р и Л большей частью нарушается недостаточно четким функционированием языка, недостаточной его гибкостью или же органическим дефектом нёба, уздечки, я з ы к а, то правильное произношение звуков С, 3, Ш, Ж, Ч, Щ требует несколько иных предпосылок.

 


 

Нормальное произношение этих звуков зависит от правильного и здорового строения зубов и челюстей. Редко расставленные или слишком короткие зубы, щели между ними, отсутствие передних зубов, несмыкание их из-за чрезмерно выпяченной верхней или нижней челюсти — вот причины, из-за которых получается сюсюканье, шепелявение и т. д.

 


 

В этих случаях возможность исправления речи всецело зависит от вмешательства зубного врача (стоматолога). Помехой может быть также и очень толстый, неповоротливый язык.

 


 

Но, как и в других звуках, причиной вышеназванных недостатков произношения являются не только органические дефекты. Укоренившиеся с детства неправильные привычки и здесь могут быть причиной шепелявости и сюсюканья и так же могут быть исправлены, как всякий другой дефект неорганического характера.

 


 

При произношении звуков С и 3 кончик языка слегка касается нижних зубов, края же его касаются верхних зубов, причем выдыхаемый воздух проходит как раз между кончиком языка и верхними зубами; рот несколько раскрыт.

 


 

Всякое хотя бы малейшее отклонение в положении языка при произношении этих звуков уже придает им известную уродливость. Стало быть, задача учащегося заключается в том, чтобы особенно внимательно проследить процесс произношения звуков С и 3 и, лишь установив их абсолютную правильность, приступить к следующим упражнениям:

 


 

105.с-т, с-т, с-т…

106.з-д, з-д, з-д…

Рекомендуются на первых порах именно эти сочетания потому, что в произношении звуков С и Т есть моменты явного противопоставления: при С (3) кончик языка должен слегка касаться нижних зубов, а при Т (Д) он касается р.ерхних. Этот контраст и должен дать учащемуся возможность наглядно разобраться в правильности своего произношения. Далее идут упражнения:

107. сти-стэ-ста-сто-сту-сты

108. зди-здэ-зда-зду-зды

109. стй-тти, стэ-ттэ, ста-тта, сто-тто, сту-тту, сты-тты

110. здй-дди, здэ-ддэ, зда-дда, здо-ддо, зду-дду, зды-дды

111.стй-зди, стэ-здэ, ста-зда, сто-здо, сту-зду, сты-зды

112здй-сти, здэ-стэ, зда-ста, здо-сто, зду-сту, зды-сты.(Во всех этих упражнениях ударение напервом слоге.)

При произношении смягчённого Сь (Зь) артикуляция та же, с той лишь разницей, что спинка языка будет ближе к твердому нёбу, отчего отверстие для пропускаемого воздуха несколько уменьшится.

113.сь-зь, с-з, сь-зь, с-з, сь-зь, с-з…

114.сти, сте, стя. стё, стю, сти

115. зди, зде, здя, здё, здю, эди

116. стй-зди, стё-зде, стя-здя, стё-здё, стю-здю, стй-зли

117. здй-сти, злё-сте, здя-стя, здё-стё, здю-стю,
здй-сти. (В 116 и 117-м упражнениях ударение на первом слоге.)

118. си, се, ся, сё, сю, си.

ПРИМЕРЫ ДЛЯ ТРЕНИРОВКИ

 


 

«У осы не усы, не усищи, а усики».

«У гусыни усов ищи не ищи — не сышешь».

«В умах царил хмельной угар. Удару отвечал удар. Взвивался камень, словно сокол, И сыпались на тротуар Серебряные звезды стекол!»
(Э. В еря ар «Трибун».) «Гром грохочет. В пене гнева стонут волны, с ветром споря. Вот охватывает ветер стаи волн объятьем крепким и бросает их с размаха в дикой злобе на утесы, разбивая в пыль и брызги изумрудные Громады…»
(М. Горький, «Песня о Буревестнике».)

 


 

«Лет до ста расти
нам
без старости. Год от года
расти нашей бодрости.
Славьте
молот
и стих, Землю молодости».
(Вл. Маяковский, «Хорошо») «На семеро саней по семеро в сани уселися сами».
Кроме правильной артикуляции, в произношении свистящих не следует забывать при упражнениях и тренировке, что звуки С и 3 должны произноситься без всякого нажима, легко. Как звуки свистящие они уже в достаточной мере обладают полагающимся им качеством не-которого «свиста», и усугубление этого обстоятельства вызывает лишь новый недостаток произношения.

 


 

Для тренировки свистящих звуков полезно использовать стихотворение Пушкина «Зимнее утро».

 


 

«Мороз и солнце; день чудесный! Еще ты дремлешь, друг прелестный — Пора, красавица, проснись: Открой сомкнуты негой взоры Навстречу северной Авроры, Звездою севера явись!
Вечор, ты помнишь, вьюга злилась.На темном небе мгла носилась. Луна, как бледное пятно, Сквозь тучи мрачные желтела: И ты печальная сидела — А нынче… погляди в окно:
Под голубыми небесами
Великолепными коврами.
Блестя на солнце, снег лежит;
Прозрачный лес один чернеет,
И ель сквозь иней зеленеет,
М речка поло льдом блестит» м т. д.

 


 

К шипящим согласным относятся звуки Ш, Ж, Щ, из коих Ш, Ж произносятся твердо, а Щ — всегда мягко.
При произношении звуков Ш (Ж) язык несколько приподнимается, и кончик его почти касается твердого нёба. Рот при этом открыт, и выдыхаемый воздух проходит между средней частью языка и нёбом.

119. ш-ж, ш-ж, ш-ж…

120.ши (всегда произносится как шы), шэ, ша, шо, шу, шы.

 


 

121.жи (произносится жы, но не всегда), жэ, жа, жо, жу, жы.
(ы) (ы)

 


 

122. шй-жжи, шэ-жжэ, ша-жжа, шо-жжо, ШУ-ЖЖУ,
шы-жжы.
(Ы) (ы)

 


 

123. жи-шши, жэ-шша, жа-шша, жб-жжо, жу-шшу, жы-шшы. (В 122 и 123-м упражнениях ударение на первом слоге.)

 


 

ПРИМЕРЫ

«Мы живем, зажатые
железной клятвой.
За нее
на крест
и пулею чешите-это — Чтобы в мире Без России,
Без Латвии Жить единым
человечьим общежитьем». (Вл. Маяковский, «Товарищу Нетте»). «Шли сорок мышей, «ашли сорок грошей, Две мыши поплоше нашли по два гроша».

 


 

Звук Щ, собственно говоря, представляет собой в про¬изношении смягченное и протяжно звучащее Ш. Артикуляция при выдыхаемом воздухе будет только ниже, ближе к нижним зубам. Для правильного произнесения этого звука нужно внимательно следить за протяжностью его, т. “е. произносить: ШЬ-ШЬ-ШЬ РОШ (ШЬШЬШЬ) Я (например, в слове роща).

 


 

В слове сущность часто можно услышать при произношении твердое Ш вместо Щ — сущност ь,— это неверно.

 


 

Другой исключительно мягко произносимый и к тому же сложный (т. е. составной) согласный — Ч. Он как бы состоит из мягких Т и Ш (тынь).

124. ч-щ, ч-щ, ч-щ

125. че, ча (я), чё (о), чу (ю); т. е. чэ = че; ча — чя;
чо = чё; чу = чю

126. чй-щи, чё-ще, чя-ща, чё-щё, чю-щю, чй-щи

127. щйчи, щё-че, щя-чя, щё-чё, щю-чю, щй-чи. (В

126 и 127-м упражнениях ударение на первом слоге.)
ПРИМЕРЫ «Черная, чортова ночь Багровеет окровавленным заревом. Дымно.

Ой, горячо!
Ишь. во всю силушку-мочь
Жарит жаркое жарево Сам Пугачев».
(В. К а м е н с к и й, «Пожар Пугачевский».)
«Чешуя у щучхи, щетинки у чушки». «Хороша теща, коли гущи не ест».

 


 

К сложным (составным), но уже твердо произносимым согласным относится звук Ц. Он состоит из ТС, быстро сливающихся, сменяющихся при произношении. Артикуляция этих звуков уже известна.

 


 

128. ци, цэ, ца, цо, цу, цы.
«Цапля чахла, цапля сохла, цапля сдохла».
Правильное произношение этого звука требует прежде всего правильного произношения звуков Т и С, что при исправлении недостатка и должно быть принято во внимание.

ПРИМЕРЫ

«Но я — человек, Я — не зверь и не птица; Мне тоже хотится (ца) Под ручку пройтиться»<(ца)
(Э. Багрицкий, «Весна».)

«Только у молодца и золотца, что пуговка бловца».
Время, затрачиваемое на все указанные в этой главе упражнения для тренировки, не должно превышать обычной нормы (т. е. по нескольку минут на каждую группу, в общей сложности не больше 10 минут на все свистящие и шипящие звуки).

 


 

Если же правильное произношение какой-либо из свистящих и шипящих представляет затруднение, то время, нужное для его преодоления, не должно быть ограничено, и работа над ним должна занять преимущественное место в ряду всех остальных упражнений и в обшей тренировке.

 


 

Данный неправильный оборот использован автором учебника только в качестве примера для тренировки.

 


 

Глава орфоэпия сознательно пропущена нами. Она будет выложена отдельно.

 


 

ГЛАВА VI

 


 

ОБЩАЯ ТРЕНИРОВКА ПРОИЗНОШЕНИЯ

 


 

Сколько бы учащийся ни работал над исправлением отдельных недостатков речи при помощи упражнений, в конце концов он должен придти к живой речи, к живому, яркому, вполне осознанному слову.

 


 

Не нужно забывать, что вся тренировочная работа по технике речи должна служить только подготовительным этапом, т. е. быть средством, ведущим к цели — к живому, насыщенному содержанием слову.

 


 

Поэтому всю работу над техникой сценической речи следует строить как можно ближе к практическому использованию слова, без отрыва от его смысла и значения. Поэтому же и вся тренировка и весь процесс разработки чистоты и ясности произношения отдельных звуков должны быть пройдены в первом году обучения, пока учащийся по классу мастерства актера еще не вплотную подошел к слову.

 


 

Предлагаемые ниже стихотворения как раз могут служить материалом к применению на практике и проверке достижений в области четкости произношения вообще и правильной подачи того или иного исправленного звука в частности.

 


 

Желательно, конечно, чтобы указанные стихотворения были проработаны целиком; если же не хватит на это времени, можно ограничиться тем речевым материалом, который отвечает тем или иным индивидуальным недостаткам учащегося.

 


 

«Проработать» этот материал означает проделать следующую работу:внимательно, медленно и обязательно вслух прочитать намеченное стихотворение 2—3 раза подряд, прежде всего обращая внимание на мысль каждой фразы;

 


 

сделать выборку слов или сочетаний, наиболее затрудняющих произношение;
медленно и правильно произносить их вслух до тех пор, пока они не будут удаваться достаточно легко;

 


 

постараться при постоянном повторении вслух одних и тех же строф постепенно запомнить их наизусть, чтобы в конце концов быть в состоянии произнести все стихотворение наизусть без всяких затруднений с речевой стороны;

Часто возвращаться к проработанному таким путем стихотворению, чтобы проверить доходчивость своего произношения, и в случае неудачи снова вернуться к тренировке и добиться положительного результата.

 


 

Не надо, однако, забывать, что первоначальные тренировочные упражнения лицевой гимнастики, упражнения языка и т. д. должны хотя бы в виде зарядки найти место и в этой работе, занимая минимальное количество времени.

 


 

Для работы над общей четкостью произношения могут служить нижеуказанные стихотворения: «Обвал» Пушкина и «Эстафета» Асеева. В пушкинском стихотворении часто встречаются звуки Л и Р.

 


Часто встречается звук Р и в стихотворении Сельвинского «Сивашская битва» и в отрывке из поэмы «Полтава» Пушкина. Для звука Р можно использовать не помещенное в данном учебнике стихотворение Кирсанова «Буква Р».

 

 


Для работы над четкостью произношения также чрезвычайно полезно стихотворение Маяковского «Левый марш», не приведенное в данном руководстве. Нуждающиеся в особой тренировке шипящих звуков и звука Ц должны проработать приведенное дальше стихотворение Казина «Ручной лебедь».

 

 


 

ОБВАЛ


 

Дробясь о мрачные скалы, Шумят и пенятся валы, И надо мной кричат орлы,
И ропщет бор, И блещут средь волнистой мглы
Вершины гор.

Оттоль сорвался раз обвал И с тяжким грохотом упал, И всю теснину между скал
Загородил, И Терека могучий вал
Остановил. Вдруг, истощась и присмирев, О, Терек, ты прервал свой рев; Но задних волн упорный гнев
Прошиб снега.

Ты затопил, освирепев.
Свои брега. И долго прорванный обвал Неталой грудою лежал. И Терек злой под ним бежал,
И пылью вод, И шумной пеной орошал Ледяный свод.
И путь по нем широкий шел, И конь скакал, и влекся вол, И своего верблюда вел
Степной купец, Где ныне мчится лишь Эол,
Небес жилец.
(А. Пушкин.)


 

«… Тяжкой тучей Отряды конницы летучей Браздами, саблями звуча. Сшибаясь, рубятся сплеча. Бросая.груды тел на груду, Шары чугунные повсюду Меж ними прыгают, разят. Прах роют и в крови шипят».
(А. Пушкин, отрывок из поэмы «Полтава».)


 

ЭСТАФЕТА

Что же мы, что же мы, Неужто ж размола-жены? Неужто ж нашей юности Конец пришел? Неужто ж мы — седыми — Сквозь зубы зацедили. Неужто ж мы не сможем Разогнать прыжок? А ну те-ка, тикайте, На этом перекате Пускай не остановится Такой разбег… Еще ведь нам не сорок. Еще зрачок наш зорок. Еще мы не засели На печи в избе! А ну-ка, все лавиной На двадцать с половиной; Ветрами нашей бури Напрямик качнем На этом перегоне
Никто нас не догонит.
Давай? Давай!
Давай начнем!
Что же мы, что же мы,
Неужто ж заморожены.
Неужто ж нам положено
На месте стать?
А иу-ка каблуками.
Махнем за облаками,
А ну, опять без совести
Во-всю свистать! Давайте перемолвим Безмолвье синих молний. Давайте снова новое Любить начнем… Чтоб жизнь опять сначала, Как море, закачала, Давай? Давай! Давай парнем!
(Ник. Асеев.)

РУЧНОЙ ЛЕБЕДЬ
Спозаранок Мой рубанок,
Лебедь, лебедь мой ручной,
Торопливо
И шумливо
Мною пущен в путь речной. Плавай, плавай, Величавый,
Вдоль шершавого русла,
Цапай, цапай
Цепкой лапой
Струи стружек и тепла.
Лебедь мчится,
И клубится
Шумный, шумный водопад. И колени В белой пене Утопают и кипят.
(В. К а з и н.)

 


 

Само собой разумеется, что указанные стихотворения не исчерпывают всего материала для такого рода тренировки. Есть целый ряд стихотворений и отрывков прозаических произведений, которые могут быть использованы для этой цели.

 


На основании приведенных примеров учащийся и здесь, так же как и в упражнениях, может самостоятельно расширить и развить круг своих ежедневных занятий. Необходимо лишь поискать соответствующий материал и осознать поставленную перед собой задачу.

 

 


 

Искать этот материал нужно примерно в следующих произведениях:
B. Ж у к о в с к и й, «Кубок», баллада (отрывки).
Б. П а с т е р н а к, «Броненосец «Потемкин» (отрывки из 1-й части).
А. Майков, «Тарантелла».
Н. Асеев, «Заплыв».
Н. Тихонов, «Поэма о гвоздях».
C. Марша к, «Гвоздь и подкова». «Если в стеклах
каюты…», «Знаки препинания».
К- Чуковский, «Муха-цокотуха».
А. Твардовский, «Василий Теркин» (отрывки
С. Кирсанов, «К Одеру», «Пурга» и др.

 


 

ГЛАВА VII

 


 

СКОРОГОВОРКИ

 


 

При дикционной разработке различных стихотворных текстов в нашем руководстве мы уже столкнулись с необходимостью менять темп нашей речи в зависимости от содержания, строения произведения.


 

В дальнейшем, при разработке еще более сложных текстов и при более серьезных требованиях к исполнению, учащемуся придется сталкиваться с вопросами темпа речи.

 


 

В сценической речи к вопросу о темпе нужно подходить с особой точки зрения. Очень часто говорить медленнее бывает гораздо труднее, чем говорить быстро, так как «скороговорка» в целом ряде случаев является просто дурной привычкой.

 


 

Такая «скороговорка» на сцене недопустима, и с ней нужно бороться с первых же шагов обучения. Манера слишком быстро говорить отражается прежде всего на ясности произносимого текст;), а иногда и на его слышимости.

 


 

В большом, высоком, гулком или не совсем заполненном помещении первое слово не успевает еще долететь до зрителя, как актер или оратор произносит уж второе, третье.

 


 

Звуки наскакивают друг на друга, не успевая, так сказать, «оформиться» в пространстве, и получается общий гул, в котором ничего нельзя услышать и различить.

В дальнейшем вопрос темпа речи будет рассматриваться подробнее, темой же этой главы является работа над скороговоркой, как средством к достижению четкой речи при любом темпе, требуемом данным текстом. Здесь на первом плане, как и всегда, остаются четкость и ясность речи, какой бы скорости ни требовали условия текста пьесы.

 


 

Большая легкость и часто быстрота произношения требуются в мольеровских пьесах («Лекарь поневоле»), у Сервантеса («Два болтуна»), Гольдони («Слуга двух господ»), Шекспира («Виндзорские кумушки»), Ростана («Сирано де Бержерак»). Но тут же требуется и безукоризненная четкость произношения.

 


 

В этом-то заключается трудность быстрой речи, и отсюда вытекает необходимость преодоления этой трудности путем специальной тренировки. Из всего вышеизложенного отнюдь не следует делать вывод, что актер должен развивать «скороговорку» вообще как навык речи или утверждаться в этой дурной привычке, если она у него имеется.

 


 

Актер должен уметь говорить в равных темпах одинаково легко, владея и быстрым и медленным темпом четкой речи, в зависимости от условий текста.
Поставив перед собой задачу добиться четкости произношения в быстром темпе, никогда нельзя произносить такой текст сразу быстро, хотя бы это была лишь одна фраза и даже одно слово.

 


 

Прежде всего нужно преодолеть ,в тексте звукосочетания, не поддающиеся сразу абсолютной ясности произношения. Если эти затруднения серьезны и длительны, необходимо трудное слово разделить и произносить его сначала по слогам, до тех пор пока оно не зазвучит хотя и в медленном темпе, но гладко, без запинок и торможений.

 


 

Затем фраза целиком артикулируется несколько раз беззвучно, с особенно яркой артикуляцией соответствующих гласных и согласных, потом шопотом, наконец, произносится в с л у х, но все еще в медленном темпе.


 

На произнесении текста по слогам не следует долго задерживаться. Вслед за этим нужно перейти к следующему этапу работы — слитному произношению, простому, гладкому, отнюдь не отчеканивая фразу в каком-нибудь постоянно повторяющемся ритме и не придавая ей какой-нибудь назойливой напевности, а произносить ее как можно проще и разнообразнее.

 


 

Текст может стать скороговоркой только после основательной его проработки и усвоения наизусть. Хорошим материалом для таких упражнений являются указанные ниже скороговорки, чрезвычайно примитивные и бедные по содержанию, но со специально подобранными звукосочетаниями для преодоления всевозможных речевых трудностей.

 


 

В работе над этими скороговорками нужно придерживаться указанной последовательности, так как они подобраны по степени восходящей трудности.

ТЕКСТ СКОРОГОВОРОК

«От топота копыт пыль по полю летит».

«Маланья-болтунья молоко болтала, болтала, выбалтывала, выбалтывала, выбалтывала, да не выболтала».

«Бык тупогуб, тупогубенький бычок, у быка бела губа была тупа».

«Пришел Прокоп, кипел укроп, ушел Прокоп, кипел укроп, как при Прокопе кипел укроп, так и без Прокопа кипел укроп».
«На дворе трава, на траве дрова: раз дрова, два дрова, три дрова, не коли дрова на траве двора».

«Мамаша Ромаше дала сыворотку из-под простокваши».

«У нас на дворе-подворье погода размокропогодилась».

«Купи кипу пик» (эту скороговорку нужно как можно чаще произносить беззвучно, а при произношении вслух постепенно ускорять).

«Из-под Костромы, из-под Костромшины шли четыре мужчины, говорили про торги, да про покупки, про крупу, да про подкрутки». «Про какие про покупки?» «Про покупки, про покупки, про покупочки мои».

«Два дровосека, два дроворуба, два дровокола говорили про
Ларьку, про Варьку, про Ларину жену».

Шопот — четкая артикуляция согласных на сильном выдохе; все гласные при шопоте произносятся как бы .в рупор, т. е. собранным, почти как при звуке О, ртом.

«Съел молодец тридцать три пирога с пирогом, да все с творогом».
«Расчувствовавшаяся Лукерья расчувствовала нерасчувствовавшегося Николку».

«Тридцать три корабля лавировали, лавировали, лавировали, да не вылавировали, не вылавировали».

«Стоит поп на копне, колпак на попе, копна под попом, поп под колпаком».

«Ест Федька с водкой редьку, ест водка с редькой Федьку».

«Рапортовал да не дорапортовал, дорапортовывал, да зара-
портовался».

«Осип охрип, Архип осип».

«Либретто «Риголетто»

*Каждую из этих двух скороговорок произносить слитно, не отрывая слова.*

«Карл у Клары украл кораллы, а Клара у Карла украла
кларнет»

«Была у Фрола, Фролу на Лавра наврала, пойду к Лавру
на Флора Лавру навру».

«Сшит колпак не по-колпакоиоки, вылит колокол не по-коло-
коловски; надо колпак переколпаковать, перевыколпаковать, иадо
колокол иереколоколовать, перевыколоколовать»

«Колпак на колпаке, под колпаком колпак».

«Везет Сенька Саньку с Сонькой на санках. Санки скок, Сеньку с ног, Саньку в бок, Соньку в лоб, все в сугроб».

«Рыла свинья белорыла, тупорыла, полдвора рылом изрыла, вырыла, подрыла».

«Наш голова вашего голову головой переголовил, перевы головил».

«Всех скороговорок не перескороговоришь, не перевыскоро-говоришь».

«Король орел». (Произносится в конце концов слитно.)

«Вашему понамарю нашего понамаря не перепонамаривать стать; наш понамарь вашего понамаря перепонамарит, перевыпонамапит»

«Командир говорил про полковника, про полковницу, про подполковника, про подполковницу, про поручика, про поручицу, про подпоручика, про подпоручицу, про подпрапорщика, а про подпрапорщицу промолчал».

«Около кола-колокола».

Эта скороговорка произносится: «Либрэтто Риголэтто», причем звук О в конце должен слышаться довольно отчетливо, так как слова эти нерусские.
После того как текст этой скороговорки усвоен и проработай, можно поработать над отдельными группами слов его, например: украла кларнет, украла кларнет Клара; иди — Карл кораллы, Карл кораллы украл у Клары, Карл кораллы украл у Клары.

«Шли три попа, три Прокопия-попа, три Прокопьевича; го-
ворили про попа, про Прокопия-попа, про Прокопьевича».

«Протокол про протокол протоколом запротоколировали».

В один прием можно работать не более чем над 4 — 5 скороговорками. Чем труднее скороговорки, тем меньшее количество их должно прорабатываться одновременно.

 


При неудаче с какой-либо скороговоркой нужно вновь возвращаться к работе над более легкими, а также к тем старым упражнениям, которые построены на звукосочетаниях, наиболее затрудняющих произнесение данной скороговорки.

 

 


 

Над каждой группой скороговорок нужно работать несколько дней (в зависимости от степени трудности каждой группы), затрачивая на эту работу минут 15—20 в день.

 


Пока не усвоена одна скороговорка, не нужно приступать к следующей, а добиваться быстрого темпа произнесения, только усвоив текст и легко преодолевая встречающиеся в нем препятствия. К быстрому темпу можно приступить только после того, когда текст скороговорки выучен наизусть.

 

 


 

Когда скороговорки все хорошо усвоены и идут без особых затруднений, следует начать работу над ними в несколько ином плане. Самое неверное, ненадежное и поверхностное изучение — это чисто механическое, а то, что осмысливаешь, всегда крепче помнится и усваивается.


 

Так и в данном случае механическое, монотонное зазубривание скороговорок никогда не даст той практической пользы, которой от них ждешь, а так как цель нашей работы, конечно, чисто практическая, то и нужно строить подготовительную работу применительно к этому.

 


 

Практический результат от работы над скороговорками заключается в том, чтобы быстрота речи, усвоенная в работе над ними, могла быть использована в любом тексте, а не только в данном. Механическое же заучивание скороговорки приучает учащегося к монотону, и гладкость и легкость произнесения ее совершенно теряются.

 


 

Тем более это будет относиться к чему-либо не похожему на изучаемые на уроках сценической речи скороговорки, когда важно будет не только добиться легкости, но и правильно передать смысл.

 


 

Отсюда следует, что второй период работы над скороговорками должен быть построен на различной манере их произнесения, зависящей каждый раз от задачи, поставленной педагогом перед тренирующимся.
Возьмем для примера скороговорку: «Маланья-бол-тунья молоко болтала, выбалтывала, да не выболтала».

 


 

Тот несложный смысл, который она выражает, может быть изменен в зависимости от того, что нам в том или ином случае покажется особенно важным в этом предложении, какую мысль мы хотим выразить.

 


 

Нас может интересовать, например, какая же именно Маланья болтала и не выболтала молоко,— и в таком случае мы выдвигаем из этой фразы именно то слово, которое соответствует этой мысли. Мы говорим в таком случае: «Мала-нья-болтунья молоко болтала, выбалтывала» и т. д.

 


 

Можно также спросить учащегося, что именно болтала Маланья. Тогда же ударным, т. е. важнейшим по смыслу, в данном предложении будет слово молоко. Получится: «Маланья-болтунья молоко болтала, выбалтывала» и т. д.

 


Это выделение одного слова из ряда других слов предложения является результатом желания произносящего высказать определенную мысль и обратить на нее внимание слушателя.

 

 


 

И он делает это именно таким способом, так как иначе он не будет понят или будет неправильно понят.
Что же важно здесь для использования скороговорки? Здесь важно, чтобы учащийся приучался к легкому, быстрому произнесению этого текста, независимо от места выдвигаемых слов в фразе и их мелодического рисунка (выделяемое по смыслу слово изменяется либо повышением, либо усилением, либо замедлением, а иногда и всеми этими способами вместе, что и создает мелоди-ческий рисунок фразы).

 


 

Не должны быть упущены в этой тренировке также и технические приемы дыхания, уже до некоторой степени известные учащимся к моменту прохождения скороговорок: многократное произнесение какой-либо скорого
ворки на одном дыхании шш же деление большой скороговорки на части с применением частичного «добирания» воздуха и т. д.

 


 

Здесь следует воспользоваться случаем, чтобы побеседовать с учащимися о простейших видах логических ударений и коснуться значения логики речи и ее законов.

 


 

Умея таким образом овладеть скоростью речи при перебрасывании ударений с одного слова на другое, основываясь на смысле фразы, учащемуся всегда легко будет пользоваться различными темпами речи, независимо от построения фразы и места ударяемых в ней слов.

 


 

Примеры различного построения скороговорок по вышеуказанному принципу:
«Тридцать три корабля лавировали, да не вылавировали». «Тридцать три корабля лавировали, да не вылавировали». «Тридцать три корабля лавировали, да не вылавировали». «Тридцать три корабля лавировали, да не вылавировали» и т. д.

 


 

Постепенно следует идти еще далее, меняя не только логические ударения, а и самое построение текста. Например: «лавировали, лавировали, лавировали тридцать три корабля, да не вылавировали» (см. 13). «ДТик кипу купи: мшу пик купи; купи пик кипу» (ом. 8). «У Карла Клара украла кларнет; у Клары Карл украл кораллы»; кораллы Карл украл у Клары; кларнет у Карла украла Клара» (ом. 19).

«Около кола-колокола; колокола около кола» (см. 30).

«От топота копыт, от топота копыт пыль по полю, пыль по полю пыль по полю летит, летит, летит, летит от топота копыт» (см. 1).

«Сыворотку из-под простокваши дала мамаша Ромаше; Рома-ше мамаша дала сыворотку из-под простокваши» (см. 6).

«Король орел; орел король; короля орла; короли орлы и т. д.» (см. 27).

«Архип осип; Осип охрип» (см. 17).

 


 

Поскольку новое построение фразы требует нового приспособления в произнесении некоторых сочетаний, слова надо произносить сначала очень медленно, четко артикулируя их, и ускорять темп лишь постепенно, как в каждой новой скороговорке.

 


 

Для тренировки и большего разнообразия можно некоторые скороговорки комбинировать между собой, подбирая их по смыслу.
Таким образом, скороговорка не будет лишь упражнением на механическое выстукивание и отчеканивание ряда слов, она будет результатом хорошо усвоенных приемов работы над четкостью, чистотою речи осмысленного текста, легко произносимого во всевозможных темпах.

 


 

Для разнообразия в тренировке скороговорок и для смыслового оживления их можно использовать примерно следующие комбинации их между собой:

«Стоит поп в копне, колпак на попе, копна под попом, поп под колпаком сшит колпак не по-колпаковски, надо колпак пере-колпаковать, перевыколпаковать» (см. 14 и 21).

 


 

Комбинации скороговорок, подобные вышеуказанным можно рекомендовать и поручить инициативе учащихся.
Раздел второй ДЫХАНИЕ

 


 

ГЛАВА IX

 


 

РОЛЬ ДЫХАНИЯ В РЕЧИ

 


 

Каждому человеку, хотя бы не близко знакомому со сценическим искусство, до известной степени легко представить себе, что такое дикция, какие требования можно предъявить актеру в этом направлении и, главное, что данные актера в этой области могут быть подвергнуты всяческой обработке.

 


 

Речь, звук, голос, произношение — область, настолько реально ощутимая и явно подчиненная контролю сознания, что нетрудно представить себе возможность совершенно сознательных изменений, улучшений и исправлений в этом направлении.

 


 

Далеко не таким явственным и непосредственно ощутимым является процесс дыхания. В процессе речи, оно кажется со стороны настолько незаметным, незначительным, что зритель о нем совершенно забывает и ему не приходит в голову, какую роль, помимо чисто органической, играет дыхание в процессе речи и в технике сценической речи в особенности.

 


 

Для самого говорящего процесс дыхания тоже является настолько непроизвольным и неосознанным моментом речи, что о существовании дыхания напоминают ему разве только какие-либо резкие нарушения и ненормальности в этой области, мешающие обычному течению его речи.

Только в речи после сильно го движения или бега или в прерванной из-за недостатка воздуха фразе мы обычно вспоминаем о дыхании и вынуждены позаботиться о нем или выяснить причины такого явления. Тут мы начинаем думать о дыхании и приспособлять его к нашим нуждам.

 


 

Еще в гораздо большей степени начинает осознавать дыхание поющий человек. Непроизвольно, без всякого расчета и уменья взятое перед началом песни дыхание недолго прослужит певцу.

 


 

При первой же более длительной фразе, требующей непрерывного течения мелодии, при более трудных пассажах и движениях голоса певец, несомненно, почувствует необходимость в известном запасе воздуха и в умении располагать им, т. е. иметь необходимую выдержку, тренировку и т. д., или же он будет принужден, прервав музыкальную фразу где попало (иногда в совершенно неподходящем месте), снова брать дыхание, чтобы быть в состоянии довести ее до конца.

 


 

И так может случаться неоднократно в течение всей песни романса или арии. Такое пение, конечно, нельзя считать искусным, и нечего говорить о том, что в условиях такого неподготовленного дыхания не приходится рассчитывать на развитие и постановку голоса.

 


 

Несмотря на то, что певческий звук, конечно, требует более длительного и выдержанного дыхания, драматический актер или чтец может очутиться не в лучшем положении, чем вышеупомянутый певец.

 


 

Звук человеческого голоса — как певческий, так и речевой — прежде всего связан с дыханием, и потому вопрос дыхания должен попасть в круг нашего внимания при изучении речи как области сценического искусства.

 


 

Конечно, не нужно думать, что под обучением дыханию подразумевается какая-либо работа над тем непроизвольным, ежесекундным процессом дыхания, который совершается в человеческом организме с момента рождения, прекращаясь лишь со смертью.

 


 

Самому процессу дыхания, благодаря которому происходит питание организма кислородом, обучать нечего. Без него невозможна жизнь. Этот процесс дыхания непроизвольный. Речь идет, во-первых, о стремлении у л у ч ь ш и т ь тип дыхания человека, дать ему правильное направление, правильный тип или способ дыхания.

 


 

И, во-вторых, о наиболее целесообразном использовании дыхания во время пения и речи (о дыхании в пении, хотя и имеющем общее с речью, все же не место говорить в данном руководстве).

 


 

О правильном дыхании, хорошо действующем на здоровье, в наше время уже очень много сказано и написано. Широкое распространение физкультуры и спорта среди молодежи Советского Союза способствует ознакомлению ее с вопросами дыхания и его значения для здоровья.

 


 

Для деятелей сцены, естественно, необходимо такое же здоровое, нормальное дыхание, как и для прочих людей. Но, конечно, здесь все же придется принять во внимание еще ряд специфических моментов.

 


 

Нельзя забывать, что в данном случае мы пользуемся запасами воздуха не исключительно с целью оздоровления организма, а, кроме того, претворяем выдох в звук. И это обязывает нас прибегать к различного рода тонкостям и особым приемам дыхания, совершенно ненужным при обычном молчаливом выдохе или при речи в обычных условиях, не связанной с условиями сцены или эстрады.

 


 

Речь, протекающая в условиях сцены или эстрады, требует от исполнителя большей голосовой тренированности и выносливости. Разнообразие исполняемых ролей требует от актера не только навыков сценической техники, но и мастерства в области произношения, дыхания и звука.

 


 

Различные темпы речи, различная акустика и размер помещения, а также степень его наполненности— все это требует от актера различного напряжения голосовых средств и их целесообразного применения, что возможно только при полном овладении дыханием.

 


 

Одним словом, обычное дыхание человека всегда должно применяться к специфическим условиям сцены и быть улучшено, укреплено, обработано посредством систематической длительной тренировки. Наряду с упражнениями по дикции необходимо ежедневно упражнять дыхание.

 


 

ГЛАВА X


 

АНАТОМИЯ И ФИЗИОЛОГИЯ ДЫХАТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ

 


 

Итак, дело не в «обучении» самому процессу дыхания, а в правильном выборе соответствующего типа дыхания и в применении к нему. Отсюда следует, что можно дышать по-разному? Несомненно. Следовательно, дыхание может быть произвольным и непроизвольным? Да, можно дышать хуже, лучше, правильно, неправильно, сознательно и бессознательно.

 


 

Легкие—основной дыхательный аппарат — сами по себе лишены всякой активности и, герметически заключенные в грудную клетку, совершенно пассивно следуют за ее движениями, которые вызываются и регулируются соответствующим «дыхательным» центром, находящимся в продолговатом мозгу.

 


 

Легкие занимают почти всю грудную клетку и представляют собой два губкообразных органа, имеющих форму конуса и состоящих из сотен миллионов легочных пузырьков, впитывающих нужный организму кислород.

 


 

Внутри легких, кроме разветвлений бронхов, идущих непосредственно от основания дыхательного горла, проходит еще сеть легочных артерий и вен, служащих для обмена газов и для питания ткани легких.

 


 

При вдохе воздух идет через нос, затем через гортань и дыхательное горло и, проходя через бронхи и их разветвления , попадает, наконец, в легочные пузырьки. В это время кровь, протекая по сосудам в легочные пузырьки, наполненные воздухом, берет оттуда кислород, а из себя выделяет угольную кислоту и другие газообразные продукты распада, которые во время выдоха, при сжатии легочных пузырьков, выбрасываются из организма.

 


 

Затем очищенная действием кислорода кровь, ярко красная, здоровая, опять разбегается по всему телу, неся человеку новые силы и энергию. Этот процесс обмена происходит в организме непрерывно.

 


 

Снаружи легкие одеты тонкой оболочкой, называемой плеврой, и заключены, как уже было указано выше, в грудную клетку, состоящую из 12 пар ребер, прикрепленных посредством подвижных суставов сзади к спинному хребту, а спереди хрящами к грудной кости (за исключением 5 нижних пар).

 


 

Внизу лёгкие опираются на диафрагму, или грудобрюшную преграду, представляющую собой мускульную перегородку между полостью, живота, и грудной полостью.

 


 

Между ребрами находятся межреберные мускулы, участвующие в расширении грудной клетки. Следует заметить, что самыми активными при вдохе являются межреберные мускулы и диафрагма.

 


 

Процесс дыхания состоит из трех моментов:

1) вдоха, благодаря которому кровь получает кислород,

2) выдоха, во время которого выбрасывается из легких все ненужное, и

3) паузы, или отдыха, перед вдохом.

 


 

О ЗНАЧЕНИИ ДИАФРАГМЫ

 


 

Для того чтобы улучшить, развить и затем целесообразно использовать дыхание, следует прежде всего добиться хорошей работы самого дыхательного аппарата, т. е. хорошо тренированных мышц, и затем обеспечить легким самый глубокий доступ воздуха.

 


 

Последнее необходимо потому, что легочные “’ пузырьки расположены отнюдь не равномерно и ввиду кону сообразной формы легких их гораздо больше в нижней части (чем большее количество пузырьков наполнено воздухом, тем больше кислорода попадает в организм).

 


 

Казалось бы, что целесообразность такого глубокого дыхания совершенно очевидна и к тому же легко осуществима. На самом деле это не так, и очень многие люди дышат неправильно, несмотря на то, что к правильномо дыханию у них есть все предпосылки.

 


 

В предыдущей главе было указано, что наиболее активными мышцами при дыхании являются межреберные мышцы и диафрагма. Благодаря сокращению межреберных мышц расширяется грудная клетка — полость, чрезвычайно важная не только для дыхания (см. дальше раздел III — «Голос»).

 


 

Что же касается диафрагмы, то ее роль в дыхании очень значительна.

 


 

 


 

Диафрагма — это как уже сказано выше, мышца, отделяющая грудную полость от брюшной. В Спокойном состоянии она имеет куполообразную неровную форму и, как всякая мышца, обладает способностью сокращаться. Отделяя грудную полость от брюшной, она служит как бы дном для легких, которые упираются в нее нижней частью, причем это «дно», изменяя форму, при сокращении изменяет также и объем легких.

 


 

Это происходит оттого, что диафрагма при вдохе сокращается, идет вниз, т. е. становится более плоской. Правый и левый куполы образуют при этом положении один только купол, и диафрагма, сделавшись более плоской, уступает место нижней части легких.

 


 

Таким образом, объем грудной клетки увеличивается за счет полости брюшной, и легкие благодаря своей упругости и распространившемуся в них воздуху наполняют образовавшееся пространство.

 


 

Так как это происходит при вдохе, т. е. в момент поступления воздуха, легкие благодаря опущенной, сокращаемой диафрагме могут впитать в пузырьки большее количество воздуха, проникающего в самую их глубь.

 


 

Это дает человеку возможность основательно проветривать легкие и делать запас воздуха в тех случаях, когда это нужно (длительный звук или» фраза в пении или речи, речь, связанная с движением, и т. п.).

 


 

Когда же человек при дыхании слабо пользуется диафрагмой, процесс дыхания совершается гораздо более поверхностно.

 


 

Это — так называемое верхнее дыхание (в отличие от нижнего). Оно требует частого пополнения легких воздухом, частого вдоха, т. е. большей затраты сил при меньшей пользе для здоровья, так нижняя и самая широкая, самая богатая пузырьками часть легких остается в этом случае до некоторой степени неиспользованной.

 


 

Почему же при одинаковом физическом устройстве людей (форма, и расположение легких, наличие диафрагмы) типы дыхания бывают разные?

 


 

Происходит это в результате различия методов физического воспитания ребенка и условий его дальнейшего физического развития, а также зависит от состояния здоровья, условий труда, в которых человек находится, я даже от особенностей его одежды.

 


 

Возможность глубокого вдоха (с активным участием диафрагмы) является нормальной для человека с его рождения, и люди очень крепкие и здоровые обычно пользуются полностью диафрагматическим, или, как его еще называют, «брюшным», типом дыхания.

 


 

При здоровом (неизнуряющем) физическом труде или движении на воздухе мы также ощущаем необходимость глубокого вдоха, что и делает эти занятия столь полезными. Постепенное глубокое вдыхание развивает и укрепляет соот-ветственно диафрагму, причем сокращение ее в конце концов делается совершенно непроизвольным, т. е. автоматизируется.

 


 

А постоянно повторяющийся глубокий вдох делается также привычным и незаметным и укрепляет постепенно легкие и весь организм. Люди, ведущие сидячий образ жизни, лишенные всякого здорового движения, имеющие профессию, требующую всегда наклонного положения тела со сжатой, стесненной нижней частью грудной клетки, или же имеющие привычку носить одежду, стесняющую диафрагму (например, корсет, пояса, стягивающие талию, и т. д.), обычно отвыкают от естественного, природного здорового, глубокого дыхания и переходят, незаметно для них самих, к верхнему, более поверхностному, от которого отвыкнуть бывает не так легко. Но нелегко —не значит еще невозможно.

 


 

Каждый здоровый человек, несомненно, поддается исправлению дыхания. Людям же с больными легкими, с расширенным сердцем или с сильным малокровием работать над дыханием без разрешения врача отнюдь не рекомендуется, так же как и заниматься указанной ниже дыхательной гимнастикой.

 


 

ГЛАВА XI

 


 

ТИПЫ ДЫХАНИЯ

 


 

Все сказанное о дыхании до сих пор касалось главным образом дыхания применительно к здоровью человека. Не отказываясь от этого основного принципа и в дальнейшем, приступим к рассмотрению вопросов дыхания применительно к цели этого руководства: применение дыхания в речи главным образом в сценических условиях.

 


 

Вопрос этот ставится здесь, конечно, не впервые, так как всевозможные школы постановки голоса, насчитывающие, большое количество различных направлений и систем, постоянно касаются этой чрезвычайно важной проблемы.

 


 

Из имеющихся многочисленных систем дыхания, выработанных до сего времени, основными, представляющими интерес, можно назвать следующие типы:

ключичное, или плечевое;

грудное;

боковое, или реберное;

диафрагматическое, или брюшное.

 


 

Тот или иной тип дыхания получается в зависимости от того, какие мышцы дыхательного аппарата преимущественно действуют при этом дыхании. При первом указанном здесь типе действуют мышцы плечевого пояса, которые расширяют грудную клетку вверху и главным образом поднимают плечи.

 


 

В грудном типе дыхания участвуют мышцы, расширяющие грудную клетку в среднем и верхней ее частях. Боковое, или реберное, дыхание приближается к нижнему типу дыхания, поскольку при расширении ребер во время вдоха в гораздо большей степени участвует и диафрагма, в то время как в предыдущих типах она находится в менее подвижном состоянии.

 


 

Диафрагматическое дыхание, уже знакомое нам, совершается главным образом при помощи сокращения (опускания) диафрагмы во время вдоха, отчего стенки живота несколько выпячиваются вперед. Поэтому такой тип дыхания иногда называется просто брюшным.

 


 

Однако каждый из этих типов дыхания при наличии кое-каких положительных сторон обладает в то же время и такими крупными недостатками, что использование этих типов дыхания в сценических условиях возможно только в некоторых исключительных случаях.

 


 

Так, например, ключичное, или плечевое, дыхание, применяемое иногда специально для проветривания и гимнастики верхушек легких у людей со слабыми и вялыми верхушками, совсем неприменимо как система дыхания для постановки голоса.

 


 

Неизбежное поднятие плеч, слишком короткий выдох при этом типе дыхания, в котором участвуют только верхушки легких, делают его утомительным, назойливо заметным для зрителя и не только бесполезным, но даже вредным при работе над голосом.

 


 

Грудное дыхание, основанное главным образом на работе средней и верхней частей легких, имеет то большое преимущество, что в нем целиком используется грудная клетка, имеющая важное значение как резонатор, т. е. как полость, усиливающая звук (см. раздел III—«Голос»).

 


 

Но то обстоятельство, что в этом типе дыхания совсем не участвует нижняя, самая широкая часть легких и что к тому же постоянное поднимание грудной клетки чрезвычайно утомляет, тяжелит дыхание и мешает естественному использованию голосового аппарата, сильно снижает положительные качества такого типа дыхания.

 


 

Таким образом, применение грудного дыхания возможно на сцене лишь в единичных исключительных случаях.

 


 

Боковое, или реберное, так же как и диафрагматическое дыхание, ближе всего подходит к тем целям, которые мы ставим перед собой, говоря о естественном, здоровом дыхании.

 


 

При полном использовании диафрагмы, кроме уже названных положительных моментов, имеются еще следующие чрезвычайно важные преимущества: не столь быстрая утомляемость благодаря естественности движения, отсутствие внешних резко выраженных признаков и свободное, нормальное положение голосового аппарата при звуковедении.

 


 

Учитывая специфические условия, при которых используется этот тип дыхания, необходимо дополнить его еще одним элементом, тогда только можно считать исчерпывающей данную систему дыхания.

 


 

Не следует забывать, что использование грудной клетки как резонатора при постановке голоса — момент чрезвычайно важный, которого в диафрагматическом типе дыхания не имеется.

 


 

Отсюда делаем вывод, что нужно, очевидно, найти еще один, т. е. уже пятый, тип дыхания, который соответствовал бы всем требованиям вместе: дыхание должно быть естественным, спокойным, глубоким, н е з а м е т н ы м и
равномерным.

 


 

Такой тип дыхания называется с м е ш а н н о – диафрагматическим. Он, как и боковое, реберное дыхание, нашел себе общее признание в наше время и положен в основу системы постановки голоса. Боковое, или реберное, дыхание более соответствует певческой постановке голоса.

 


 

Так как во время речи дыхание берется гораздо чаще и непроизвольнее, то и тип дыхания требуется более гибкий, легкий, каким и является смешанно-диафрагматический тип.

 


 

г л а в а XII

СМЕШАННО-ДИАФРАГМАТИЧЕСКИЙ ТИП ДЫХАНИЯ И ЕГО ПРЕИМУЩЕСТВА

В чем же, наконец, будет заключаться практическое знакомство со смешанно-диафрагматическим типом дыхания? Каким образом можно ему научиться и как им пользоваться?

 


 

Приобретение всяких новых навыков требует прежде всего постоянного повторения одних и тех же движений, т. е. систематической тренировки, выражающейся в данном случае в дыхательной гимнастике.

 


 

Гимнастические упражнения должны быть построены так, чтобы постепенно изучить и затем укрепить однажды найденное учащимся правильное движение, пока оно не станет почти таким же непроизвольным и незаметным, каким было его дыхание раньше.

 


 

Для того чтобы развить технику дыхания до такой степени, что оно станет подспорьем актеру в его мастерстве, необходимо пройти ряд этапов дыхательной гимнастики, постепенно подводящих учащегося к цели.

 


 

Чрезвычайно важно запомнить, что в работе над дыханием нельзя допустить ни малейшей поспешности; Последовательность в упражнениях идет в очень определенные сроки, несоблюдение которых помешает учащемуся успешно и с соответствующей пользой овладеть последующими трудностями.

 


 

Недостаточная работа над первоначальными упражнениями, кажущимися часто чрезвычайно легкими, сильно отражается впоследствии на успеваемости учащегося, ибо преждевременный переход к последующему упражнению не дает никаких положительных результатов и заставляет тратить лишнее время на проработку.

 


 

Прежде всего учащийся должен выяснить, в достаточной ли мере он владеет диафрагматическим типом дыхания.

 


 

Став прямо и крепко на обе ноги и плотно положив правую руку на то место, где находится диафрагма, выдохнув при этом находящийся в легких воздух, учащийся должен медленно, глубоко и спокойно вздохнуть, не прибегая при этом ни к какому особенном) усилию или напряжению.

 


 

Диафрагма, как было уже указано, при вдохе выпрямляется, опускается и давит на внутренности, отчего стенки живота выпячив а ю т с я. Стало быть, при наличии такого движения рука, лежащая на границе грудной и брюшной полости, должна это движение ощутить.

 


 

При выдохе рука снова займет прежнее положение. Если же при вдохе диафрагма остается малоподвижной, то неподвижной остается и рука учащегося; это доказывает, что он плохо пользуется диафрагмой и, стало быть, обладает каким-нибудь из верхних типов дыхания (поднимается либо только грудная клетка, либо плечи).

 


 

Повторив глубокий вдох еще несколько раз и не добившись успеха, учащийся должен добиваться правильных результатов уже при несколько иных условиях.

Нужно найти правильный вдох в лежачем положении. Нужно лечь на спину, положив голову низко, почти вровень с телом, и, положив руку на верхние стенки живота, снова повторить медленный, спокойный, глубокий выдох — вдох и снова — выдох.

 


 

Выдох можно провести на протяженном, медленном, непрерывном произнесении звука Ф, С или 3, чтобы, закончив его, снова вдохнуть глубоко и медленно, не снимая руки с диафрагмы.

 


Проделав такое упражнение в течение нескольких дней (2—3) каждое утро и каждый вечер, учащийся найдет тот правильный вдох, который нужен, и, запомнив найденное движение при вдохе лежа, уже сумеет произвольно повторить его стоя.

 

 


Это упражнение на сознательное сокращение диафрагмы, как и )вообще последующие упражнения смешанно-диафрагматического типа, нужно проделывать ежедневно и в ограниченном количестве не более 3—4 раз подряд в один прием утром и вечером до еды.

 

 


 

Не следует злоупотреблять этими упражнениями не потому, что этот тип дыхания вообще является почему-либо вредным, а лишь потому, что глубокий вдох и заполнение воздухом большей части легких вызывают усиленное кровообращение, а стало быть, и усиленную работы сердца, особенно если человек до сих пор вообще не привык так дышать.

 


 

Поэтому людям с расширенным сердцем или пораженными легкими эти упражнения доступны только с разрешения врача, а здоровым людям полезны только в известной дозе. Получая постепенно увеличивающуюся нагрузку, легкие и сердце также постепенно крепнут, и в дальнейшем правильное пользование смешанно-диафрагматическим дыханием уже не представляет для актера никакой опасности.

 


 

Необходимо добавить, что все дыхательные упражнения следует делать в свободной одежде (без стягивающего диафрагму пояса) и в хорошо проветренном помещении (если очень сухая и не холодная погода, можно и на воздухе, там, где нет пыли) не после плотной еды.

 


 

Мы выяснили до сих пор условие действия только одного из элементов смешанно-диафрагматического типа дыхания, хотя, правда, одного из самых основных. Перейдем теперь к дальнейшему процессу дыхания.

 


 

Сокращениями диафрагмы отнюдь не заканчивается момент вдоха. Вторым элементом вдоха является наполнение воздухом средней и верхней частей легких, т. е. легкое расширение грудной клетки.

 


 

Правильно использовав при вдохе первый элемент, мы легко, плавно и без толчков переходим ко второму, слегка расширяя грудную клетку в нижней и средней ее частях. Именно расширяем, а не поднимаем ее.

 


 

Эти два комбинированных момента являются вторым подготовительным шагом к развитию смешанно-диафрагматического типа дыхания. Оба один за другим непрерывно проделываются (уже только стоя) и при таких же условиях, как первый элемент.

 


 

Сократив диафрагму, расширив слегка грудную клетку, закрепляем это легким подтягивание м или подбиранием нижних стенок живота. Это делается для того, чтобы при помощи брюшных мышц удержать диафрагму в сокращенном состоянии и регулировать, таким образом, выдох.

 


 

Этот момент, конечно, исключительно важен при подаче звука, так как такое укрепленное, устойчивое положение диафрагмы дает некоторую опору звуку в пении и речи.

 


 

Следовательно, выясняется, что смешанно-диафрагматический тип дыхания состоит из трех элементов, распределяющихся следующим образом:
сокращение диафрагмы (диафрагма при вдохе сокращается, выпрямляется, идет вниз и давит на внутренности, отчего верхние стенки живота выпячиваются);

 


 

легкое расширение грудной клетки в нижней и средней ее частях (средняя часть легких наполняется воздухом, и грудная клетка используется в качестве резонатора);

 


 

подтягивание нижних стенок живота (для опоры звука и удержания диафрагмы в сокращенном состоянии).

 


 

Произведя такой вдох, мы на секунду задерживаем дыхание, чтобы затем постепенно, плавно начать выдыхать воздух. Выдох не должен быть разбит на отдельные моменты подобно вдоху.

 


 

Он должен именно идти медленно, плавно, равномерно и в дальнейшем при з в у к о т е ч е н и и, т. е., переключаясь в звук, стать послушным инструментом в руках актера. Несмотря на то, что на вдох тратится как будто большее внимание и время, чем на выдох, наиболее важным моментом в речи и пении все же является выдох.

 


 

Говорим и поем мы на выдохе. Не умея, однако, как следует набрать воздух и не обладая при этом достаточно тренированными дыхательными мышцами, трудно располагать и полностью владеть выдохом. Поэтому мы и тренируем вдох.

 


 

Таким образом, мы рассматриваем упражнения на вдох не только как средство снабжения легких воздухом, но и как упражнения, развивающие выносливость, упругость и гибкость дыхательных мышц.

 


 

При всем этом следует заметить, что произвольный процесс дыхания идет в несколько ином порядке, чем непроизвольный. Обычно мы наблюдаем: вдох, выдох, задержка. Во время же упражнений последовательность такая: вдох, задержка, выдох; снова — вдох, задержка, выдох и т. д.

 


 

Развивая ежедневно свое дыхание вышеуказанным способом, учащийся вырабатывает ряд навыков, дающих ему возможность в дальнейшем наилучшим образом применить их к речи и главным образом в звуковедении.

 


 

Смешанно-диафрагматический тип дыхания, более чем какой-либо другой, отвечает нашим требованиям. Использование диафрагмы при вдохе, во-первых, дает возможность пополнить воздухом нижнюю часть легких, оз-доровляя их и предоставляя возможность актеру в случае необходимости значительно запасаться воздухом для речи или пения.

 


 

Во-вторых, расширение грудной клетки нужно и полезно для использования ее как резонатора, а также и как добавочного источника при необходимости дальнейшего пополнения средней и верхней частей легких воздухом. И, наконец, работа брюшного пресса в роли регулятора (сокращение брюшных мышц) дает всей проделанной работе целесообразное завершение.

 


 

В применении этого типа дыхания принцип достижения «наибольших результатов при наименьшей затрате сил» действительно можно считать осуществленным.

 


 

ГЛАВА XIII

 


 

ДЫХАТЕЛЬНАЯ ГИМНАСТИКА

 


 

Дыхательная гимнастика применяется уже очень давно. Она была известна как лечебное средство еще в древние времена грекам и римлянам.

 


 

Мы знаем также о существовании целого ряда систем дыхательной гимнастики в Индии, и в нашу эпоху мы постоянно встречаемся с дыхательной гимнастикой, получившей большое распространение во всех видах физкультуры.

 


 

Существует также и дыхательная гимнастика применительно к постановке голоса.

 


 

Для речевой постановки голоса, необходимой драматическому актеру, нашей школой разработана целая система дыхательных упражнений. Эти упражнения построены на цифровых соотношениях и потому дают ясную картину возрастающей трудности упражнения, а также дают возможность учащемуся самому проверить рост своих достижений.

 


 

Указанные ниже упражнения могут быть применяемы только в данной последовательности и только после того, как учащийся свободно овладеет приведенными выше тремя элементами вдоха.

Проработав в несколько дней (5—6) первые предварительные упражнения, можно перейти к первому цифровому упражнению. Время для предварительных упражнений, конечно, может быть сокращено, если учащийся обладает хорошо развитой диафрагмой.

 


 

Вся подготовительная работа, в таком случае, сводится только к осознанию имеющегося типа дыхания и закреплению его в определенной последовательности в моменты упражнения:

1) предварительный выдох,

2) вдох (три элемента).

3) небольшая задержка дыхания и

4) выдох, т. е. постепенное приведение дыхательных органов в первоначальное состояние для нового вдоха.

 


 

К подготовительным упражнениям по дыханию следует приступить, как уже указано (см «О методике преподавания»), лишь после некоторого ознакомления с анатомией и физиологией речевого аппарата, т. е. примерно через 1—2 декады после начала работы над четкостью произношения.

 


 

Здесь напоминаем учащимся, что параллельно с занятиями по дыханию должны продолжаться упражнения по дикции и, стало быть, дальнейшее изучение главы V, а затем знакомство с главами VI, VII и т. д.

 


 

УПРАЖНЕНИЯ

 


 

По сравнению с подготовительными упражнениями цифровые упражнения по существу не представляют собой чего-либо нового. Сущность и распорядок элементов в упражнениях остаются те же.

 


 

Новое заключается лишь в том, что элементы вдоха и выдоха должны быть уложены в определенные отрезки времени, которые постепенно удлиняются, благодаря чему учащийся вырабатывает выдержку, гибкость и легкость вдоха и выдоха.

 


 

1-е упражнение

Схема А

Вдох 5 сек 3 сек. задержка выдох 5 сек.

 


 

Указанные в этом упражнении цифры обозначают количество секунд, в течение которых должны быть произведены вдох, задержка и выдох.


 

В течение 5 секунд, указанных для вдоха, нужно успеть сократить диафрагму (в течение 3 секунд), расширить грудную клетку (в течение 1 секунды) и подобрать нижние стенки живота (в течение 1 секунды).

 


 

Все это — не переполняя легкие воздухом и без излишних усилий. В течение 3 секунд дыхание задерживается, а в течение 5 секунд оно выпускается спокойно, равномерно и без толчков.

 


 

Самый счет секунд должен производиться мысленно, а не вслух и не ш о п о т о м. Можно также отбивать его легко рукой. Длительность секунды нужно проверить по секундной стрелке часов.

 


 

Эти первые и довольно легкие упражнения обычно прорабатываются не более 2, самое большее 3 дней подряд, утром и вечером, не больше 3—4 раз в один прием.

 


 

Если это упражнение почему-либо за такой срок не будет удаваться с нужной легкостью, то следует продлить количество дней для работы над ним, а в случае утомления после упражнения сократить количество повторений в каждый прием.

 


 

Условия для упражнения в смысле одежды, воздуха, времени и т. д. должны быть те же, что и в предварительных упражнениях (см. главу XII).
Овладев первым упражнением, переходим к следующему.

 


 

2-е упражнение Схема Б

6 сек. вдох 5 сек. адержка 8 сек. выдох

При увеличении количества секунд на вдох и выдох в этом упражнении распределение их при вдохе будет такое: сокращение диафрагмы — 4 секунды, расширение грудной клетки— 1 секунда и подтягивание нижних стенок живота — 1 секунда.

 


 

Вообще следует запомнить, что во всяком упражнении любой длительности в дальнейшем вдох всегда будет распределяться таким образом, что на второй и третий элементы вдоха затрачивается т о ль к о по 1 секунде, как ни была бы велика вся цифра вдоха.

 


 

На этом упражнении следует задерживаться дня 3, а если оно удается с трудом, то 4—5 дней. 1-е упражнение, однако, не отменяется, а повторяется по одному разу перед тренировкой на новом упражнении. Вообще, пока ко-личество упражнений не особенно велико, повторение старых, предыдущих упражнений обязательно.

 


 

Когда работа над 2-м упражнением не представляет никаких трудностей, можно перейти к 3-му.

3-е упражнение

С х е м а В

Вдох 8 сек. 5 сек. задержка 10 сек. выдох

 


 

Это упражнение представляет уже большую трудность для учащегося и требует поэтому более длительной тренировки, примерно 5—6 дней, и повторения при этом 1-го и 2-го упражнений.

 


Усвоив указанные 3 упражнения, переходим к следующему упражнению, имеющему несколько иную цель. Это упражнение рассчитано на экономное и равномерное распределение выдыхаемого воздуха.

 

 


Заключается оно в следующем: берем небольшое количество воздуха (примерно, как при 2-м упражнении), задерживаем дыхание на 1 секунду ,и начинаем его выпускать на согласных Ф, С, Ш, X с таким расчетом, чтобы затратить при выдохе на каждый согласный одинаковое количество выдыхаемого воздуха.

 

 


 

Рекомендуется отстукивать рукой во время выдоха при каждом согласном звуке определенное количество раз с таким расчетом, чтобы последний удар руки точно совпадал с последним моментом выдоха.

 


 

Выдыхаемые согласные должны идти плавно, без перерыва и без толчков.

 


 

Схема Г.

Вдох 5—6 сек. задержка 1 сек

Ф 3 удара
С 3 .
Ш 3 .
X 3

выдох

 


 

Ни в каких упражнениях при вдохе не следует переполнять легких, как и не следует выдыхать всего воздуха доотказа.

 


 

Прибавив это упражнение к трем имеющимся уже цифровым упражнениям и проводя его отдельно (1 раз в день 2 раза подряд), переходим к 4-му упражнению, после которого можно приступить к применению дыхания на звучании (раздел III — «Голос».)

 


 

4-е упражнение

 


 

Схема Д

 


 

Вдох 10 сек. 10 сек. задержка 12 сек. выдох

 


 

Это упражнение прорабатывается в течение 6—7 дней с повторением предыдущих упражнений. Повторять можно не все упражнения подряд, а в разбивку то одно, то другое, чередуя их в течение 6—7 дней. Задержка дыхания, как видно по схемам, больше не меняется (5 сек.) и дальше не будет изменяться.

 


 

Чересчур долго задерживаемое дыхание плохо действует на сердце и совершенно не нужно в процессе речи. При болезни легких или сердца задержку можно свести к 3 и даже к 1 секунде.

 


 

Не всегда, однако, бывает нужно в речи, а также в пении пользоваться полным вдохом, т. е. использовать при вдохе все 3 элемента. Сделав в начале фразы или песни полный вдох, дальше мы можем вполне обойтись частично добираемым воздухом.

Нужно только умело использовать встречающиеся во фразе или между фразами паузы и обладать достаточно тренированной диафрагмой, чтобы произвести необходимый короткий и очень быстрый вдох. Для закрепления таких навыков предлагается следующее упражнение на «добирание воздуха».

 


 

Нужно вдохнуть небольшое количество воздуха, пользуясь при этом, как обычно, всеми 3 элементами смешанно-диафрагматического дыхания, после чего нужно выпускать его, произнося вслух определенное количество цифр.

 


 

Сначала это количество должно быть невелико, примерно до 5. После первой пятерки счет прекращается и, замолчав на секунду, нужно быстро сократить диафрагму для нового краткого вдоха, таким образом, получается новый приток воздуха, на выдохе которого снова продолжается счет вслух до 5.
Такой счет можно вести очень долго, нисколько не утомляясь.

 


 

Грудная клетка в момент добирания воздуха остается слегка расширенной, а нижние стенки живота слегка подтянутыми как во время «добирания», так и во время речи. Усвоив это упражнение, можно в дальнейшем увеличить и разнообразить количество произносимых перед «добиранием» цифр.

 


 

Во время упражнений по постановке голоса к «добиранию» приходится прибегать довольно часто. Поэтому при переходе к следующим упражнениям это упражнение ни в коем случае не нужно забывать, а тренироваться в нем параллельно с остальными дыхательными упражнениями за счет какого-нибудь из первоначальных и более легких.

 


 

Теперь возвращаемся к цифровым упражнениям и переходим к 5-му.

5-е упражнение

С х е м a F.


 

Вдох 5 сек. 12 сек. задержка 15 сек. выдох

Оно прорабатывается в течение 10—12 дней, после того как предыдущее упражнение хорошо усвоено.

 


 

С х е м а Ж

 


 

Вдох 3 сек. 15 сек. задержка 18 сек. выдох

Прорабатывается по усвоении предыдущего в течение 12—15 дней. Задержка указывается.

 


 

Параллельно с этим упражнением можно включить в работу еще несколько упражнений, связанных с одновременным произнесением отдельных звукосочетаний. При этом выдох должен быть рассчитан так, чтобы его точно вполне хватило на данное произносимое сочетание.

 


 

Схема 3

вдох 6 сек. задержка 1 сек. на выдохе:

кпт и, э, а, о, у, кпт ы или еще кпт какие-либо кпт сочетания

Первое звукосочетание (согласные) произносится шопотом, плавно, подряд 6, 8, 10, 12 раз, второе (гласные)— вслух от 4 до 8 раз на одном выдохе.
После упражнений дыхания при произнесении отдельных звукосочетаний можно перейти к произнесению на одном дыхании отдельных фраз поговорок, пословиц.

 


 

Например, можно произносить на одном выдохе (после предварительно взятого дыхания) сначала один раз и в медленном темпе следующий текст:
«Как у горки на пригорке жили 22 Егорки».

 


 

Эта фраза может повторяться до 8—9—10 раз Соответственно количеству текста должен увеличиваться запас предварительно взятого воздуха, и, что самое главное, количество выдыхаемого при произнесении этих фраз воздуха должно быть строго и точно рассчитано, чтобы его вполне хватило до конца.

 


 

Кроме количественных изменений при произнесении этой фразы, могут быть изменения и в звучании его. Можно произносить его, пользуясь теми же принципами тренировки дыхания, шопотом, вполголоса, громко, медленно, ускоряя, совсем быстро и в конце концов комбинируя все эти виды техники произношения между собой.

 


 

Например: начать медленно, громко и, ускоряя постепенно темп, уменьшать силу голоса до шопота и т. д. Перейдем к 7-му упражнению:
7-е упражнение
Схема И

Вдох 18 сек. задержка 3 сек. 20 сек. выдох

Прорабатывать в течении 15-20 дней.

 


 

Ввиду большой нагрузки дыхания в этом упражнении задержку (в случае представляющейся трудности) можно уменьшить до 3, даже до 1 секунды.

 


 

Параллельно с этим упражнением необходимо работать над другим, трени-рующим дыхание уже в применении к практическому заданию. До сих пор параллельно с выдохом мы удлиняли и вдох.


 

Поскольку же диафрагма в результате пройденных 7 упражнений уже достаточно укреплена и трениро-вана, возможно использовать ее на коротком вдохе, применяясь к условиям речи. Сначала упражнение проводится, как обычно, на цифрах.

8-е упражнение

Схема К

Вдох 3 сек. задержка 1 сек выдох 18—20 сек.

Для того чтобы связать это упражнение с реальными условиями речи, нужно сочетать его с каким-нибудь текстом, разбив его на отдельные строчки, произноси мы енаодном выдохе.

 


 

Например:
Буря мглою небо кроет, Вихри снежные крутя, То как зверь она завоет, То заплачет, как дитя, То по кровле обветшалой Вдруг соломой зашуршит, То как путник запоздалый К нам в окошко застучит.
(А. Пушкин.)

 


 

Это упражнение проводится следующим образом.
Надо взять дыхание, рассчитывая его сначала на произнесение первых двух строк (т. е. очень немного воздуха).

 


 

Задержав его не больше чем на секунду, надо начать выдыхать, произнося первые 2 строчки спокойным, ровным, негромким голосом, не отчеканивая слова и строчки, а произнося их как можно проще. Выдохнув воздух на этих 2 строчках и отдохнув 1—2 стекунды. нужно снова «взять дыхание», но уже рассчитывая его на первые 4 строчки, которые также произносятся на одном выдохе.

 


 

Затем весь процесс повторяется для произнесения 6, а потом 8 строк. На тренировке дыхания полезно провести это упражнение также в обратном порядке, т. е. от произнесения 8 строк постепенно перейти к 6, затем от 6 к 4, от 4 к 2 и обратно.

 


 

Добиваясь четких результатов в овладении дыханием на этом упражнении в течение 8—10 дней, а если нужно и (больше, можно перейти к произнесению всего текста лишь на «добирании» воздуха, которым наполняются легкие, только 1—2 раза при чтении всех 8 строк. Например: дыхание берется на 4 строчки и произносится:

Буря мглою небо кроет, Вихри снежные крутя,
То как зверь она завоет, То заплачет, как дитя.
Воздух добирается при помощи одного лишь движения диафрагмы для следующих 4 строк и произносится дальше:

То по кровле обветшалой Вдруг соломой зашуршит, То как путник запоздалый К нам в окошко застучит.

 


 

Это «добирание» можно использовать и чаще — после каждых 2 или 3 строк. Этот текст тоже можно произно-100 сить по-разному, пользуясь вышеприведенным примером: «Как у горки на пригорке жили 22 Егорки».

 


 

Тренировка правильного дыхания может происходить также на материале скороговорок, к изучению которых учащийся уже приступил в настоящий момент. Наиболее длинные скороговорки могут произноситься на том или ином количестве выдохов, в зависимости от задачи, поставленной педагогом перед учащимся в каждом отдельном случае.

 


 

Овладев дыханием благодаря указанным приемам тренировки на этом и еще на других текстах, можно видоизменять и самое произношение текста. Он может быть произнесен в различных темпах, постепенно или внезапно меняющихся, в различной высоте и чередующейся силе звука.


 

Комбинации здесь могут быть многочисленны, и их построение вполне может быть предоставлено самим учащимся. Важно лишь то, чтобы дыхание при этом было использовано правильно, целесообразно и без особого усилия.

 


 

Совершенно обязательной в этих упражнениях опять-таки является постепенность при переходе от легких упражнений к более трудным.
Укрепив дыхание предыдущими упражнениями, следует вернуться опять к цифровым, наиболее трудным.

 


 

9-е упражнение

Схема Л

Вдох 3 сек. задержка 1 сек. выдох 23—25 сек.

 


 

10-е упражнение Схема М

 


 

Вдох 3 сек. задержка 1 сек выдох 28—30 сек.

 


Каждое из этих упражнений требует настолько хорошей подготовки, что приступить к ним можно, только легко преодолев предыдущие упражнения, хотя бы и пришлось на них задержаться довольно долго.

 

 


 

Работу над 9 и 10-м упражнениями также нельзя ограничивать каким-нибудь сроком, а добиваться полного их преодоления, не спеша и не насилуя дыхательного аппарата.

 


 

При невозможности выполнить сразу указанную цифру вдоха или выдоха не только в этих, но и в любых упражнениях, нужно, как уже было указано, вернуться временно к проработке более легкого упражнения, либо временно несколько уменьшить данную цифру, подходя к поставленному заданию исподволь.

 


 

Заканчивая на этом дыхательные упражнения, отнюдь не следует считать работу над дыханием вообще законченной.

 


 

Вышеуказанные упражнения закрепляют наиболее целесообразные навыки дыхания, развивают дыхательный аппарат и создают необходимую основу для голосовой речевой техники.

 


 

Но как во всякой тренировке, так и здесь необходима дальнейшая постоянная работа над укреплением приобретенных навыков, хотя бы курс и был пройден.

 


 

Тренироваться нужно дальше при помощи тех же упражнений, скомбинировав ряд заданий различной трудности. Цифровые нагрузки однакож далее увеличивать не следует.

 


 

Такой разнообразный круг упражнений, прорабатываемых ежедневно, послужит не только для закрепления пройденного, но также и для развития дальнейшего.

Раздел третий ГОЛОС

 


 

ГЛАВА XIV

ОСНОВНЫЕ УСТАНОВКИ

 


 

В ряде условий, определяющих пригодность актера к сцене, чрезвычайно важное место занимает голос.

 


 

Являясь одним из основных звеньев, связывающих актера со зрителем (если только спектакль не представляет собой пантомимы), голос актера интонациями и различными мелодическими рисунками роли доносит до зрителя суть мысли, придавая ей путем тембровой окраски всевозможные оттенки.

 


 

Отсюда вытекает необходимость для актера не только обладать такими качествами голоса, как звучность, сила и чистота звука, но также и такими, как гибкость, большой диапазон (объем), а главное — умением пользоваться и управлять всеми этими качествами.

 


 

Это уменье достигается только большой работой над голосом при помощи систематических упражнений и всесторонней обработки «сырого» материала. Необходимейшим условием успеха в этой работе является наличие этого самого «сырья», т. е. голосового материала, при этом непременно — профессионально пригодного.

 


 

Под профессиональной непригодностью голоса актера или чтеца подразумевается прежде всего всякое органически болезненное состояние голосового аппарата, не поддающееся никаким методам лечения: природная слабость и болезненность голосовых связок, либо вообще сорванные при каких-то условиях голосовые связки, ненормальное строение частей голосового аппарата, искажающее нормальное звукотечение или влияющее на тембр голоса, так называемая «волчья пасть» (паралич мягкого нёба, или нёбной занавески), гнусавость и др.

 


 

Вообще же голосовые данные, даже небогатые, а тем более неразвитые, можно в достаточной мере развернуть, т. е. голос можно «поставить».
Это, прежде всего значит: найти и пользоваться е с т е с т в е н н ы м, именно данному человеку свойственным голосом, предельно развить и разработать его во всех направлениях.

 


 

Актер должен прежде всего, владеть своим голосом, а потому работа над голосом не может считаться излишней даже при наличии богатых природных голосовых данных. Как бы хороши ни были голосовые данные актера, отсутствие обработки и тренировки скоро отразится на его производственной работе.

 


 

При той огромной затрате голосовых сил, которая приходится на долю актера в его профессии, чрезвычайно легко натрудить, утомить и преждевременно утратить голосовые средства; профессиональные болезни голоса, весьма распространенные среди актеров, педагогов, лекторов и ораторов, могут быть предупреждены благодаря работе над постановкой голоса.

 


 

Систематическая работа над голосом в виде постоянной его тренировки вырабатывает у актера, чтеца, оратора выносливость и дает необходимый ему опыт уже в начале производственной работы, и молодой актер, таким образом, избегает ряда ошибок, сопровождающих его сценическую деятельность, когда голос лишь постепенно, годами приспособляется к условиям работы.

 


 

Все это, конечно, не следует понимать так, что работа над голосом ограничивается каким-то учебным сроком, после которого развитие голоса можно считать законченным.

 


 

Работа над голосом, так же как над речью и дыханием, ведется систематически, непрерывно, в течение двух-трех лет в условиях школы; затем тренировка продолжается в течение всей деятельности актера или чтеца для закрепления найденного и дальнейшего совершенствования.

 


 

Ясно, что в этом руководстве речь идет только о речевой постановке голоса. Всякая певческая тренировка, помимо этого, может быть полезной на первых порах занятий с драматическим актером.

 


 

Возможностью развить слух, музыкальность и большую звучность и силу голоса пренебрегать не нужно, если учащийся может заняться пением под руководством опытного педагога-вокалиста. Всякие самодеятельные попытки в этой области лучше оставить.

 


 

Как певческая, так и речевая постановка голоса имеет ряд моментов, которые можно воспринять со слов, описаний и объяснений, но, с другой стороны, в этой работе есть весьма существенные моменты, воспринимаемые путем подражания, что делает необходимой работу под непосредственным руководством педагога.

 


 

Можно описать, объяснить и понять целый ряд положений в области звукотечения, как-то: правильное представление о резонаторах, регистрах и т. д.

 


 

Для того же чтобы проверить точность посылаемого звука в смысле его высоты, направления, самого характера и манеры подачи, необходим опытный руководитель, постоянно контролирующий и тотчас же исправляющий ошибки учащегося.

 


 

Такой постоянный контроль, конечно, никак не может быть заменен никаким печатным пособием или руководством. Не всегда слух учащегося бывает достаточно развит, трудно бывает сразу добиться такого самоконтроля, чтобы ошибки звуковедения или положения речевого аппарата, интонации и правильного использования дыхания могли быть замечены самим учащимся.

 


 

В таком деле, как выработка навыков в области звука, каждое часто повторяемое упражнение чрезвычайно быстро и крепко внедряется, и, если оно делается неверно, с такой же быстротой усваиваются и ошибки.

 


 

Таким образом, первые шаги учащегося в работе над голосом, особенно на первоначальных упражнениях, должны быть обязательно проверяемы педагогом, и учащийся не должен быть предоставлен тут самому себе.

 


 

Учитывая эти соображения, можно сказать, что данное руководство отнюдь не является исчерпывающим для практической работы учащегося над постановкой голоса.

 


 

Все предыдущие упражнения по разделам «Произношение» и «Дыхание» значительно приближают учащегося к правильной практической работе, а раздел «Голос» только освещает самые основные вопросы в области постановки голоса; рядом указаний и упражнений данное руководство может лишь оберечь учащегося от ряда ошибок, калечащих его голос и голосовой аппарат.

 


 

ГЛАВА XVI

 


 

О ПОСТАНОВКЕ ГОЛОСА

 


 

Что значит поставить голос? Чем отличается поставленный голос от непосгавленного? Поставить голос — это прежде всего означает развить , и укрепить все голосовые данные человека — объем, силу и звучность голоса, в том случае, если голосовой материал как таковой, годен для обработки, т. е. если человек пользуется свойственным ему, а не искусственным звуком.

 


 

В случаях же неправильного пользования голосом, искажающего его природное звучание, необходимо прежде всего, поставив голосоведение в условия правильного течения, найдя правильный контакт с дыханием, отыскать настоящий, присущий данному индивидууму звук.

 


 

Может случиться, что человек говорит «ниже», чем это соответствует природе его голосовых данных, т. е. находит для себя более приятным, а иногда даже более удобным говорить именно на «низах», не замечая того, что голос его при этом не всегда чист, свободен и естественен.

 


 

В силу привычки он не замечает, что голос будто сдавлен в речи, и это, лишая его звучности, не дает возможности развернуть и увеличить диапазон.

 


 

Встречающийся горловой оттенок голоса часто является результатом неверно посылаемого звука. Причина такого явления заключается в неправильной функции отдельных частей речевого аппарата, в частности в зажатости глотки.

 


 

Для устранения явлений такого рода следует прежде всего выяснить причины, мешающие естественному течению звука, и установить для пользования звуком ряд определенных положений голосового аппарата, содействующих наиболее свободному и естественному течению звука.

 


 

Таким моментом в положении голосового аппарата будет то состояние его, когда:

1) рот хорошо раскрыт в вертикальном направлении, приняв форму губ, несколько приближающуюся к форме буквы О;

2) язык лежит плоско, кончиком касаясь нижних передних зубов, при опущенном корне (как бы на зевке);

3) нёбная занавеска, или маленький язычок, слегка приподнята;

4) глотка слегка расширена (как при начале зевка);

5) гортань опущена;

6) грудная клетка слегка расширена и наполнена некоторым запасом воздуха (не переполняя легких).

 


 

Все указанные выше положения, способствующие естественному и незатруднительному звукотечению, называются «основным положением голосового аппарата при правильном звукотечении», так как в каждом из этих положений заключаются элементы, обеспечивающие звуку свободное, естественное прохождение его из гортани к резонаторам.

 


 

Так, указанное в 4-м пункте слегка расширенное положение глотки избавляет звук от горлового, сдавленного оттенка, являющегося следствием несвободной, сжатой и напряженной глотки.

 


 

Указанное в 5-м пункте опускание гортани связано с расширением глотки и поэтому не требует специально направленного внимания и самостоятельного движения. Не менее сдавленности глотки мешает свободному прохождению звука приподнятый корень языка (пункт 2-й).

 


 

В пункте 3-м рекомендуется несколько приподнимать, нёбную занавеску,— этим самым устраняется носовой, гнусавый оттенок голоса, являющийся обычно результатом опускания маленького язычка.

 


 

Кроме того, приподнятый язычок дает возможность лучше использовать твердое нёбо в качестве резонатора. Для лучшего использования резонирующих полостей лицевого костяка служит положение, указанное в 1-м пункте, где собранная форма рта не допускает рассеяния звука и образует нечто вроде рупора, направляющего звук о соответствующие близлежащие резонаторы.

 


 

Такую форму рта, как и все остальные элементы «основного положения», конечно, не следует понимать как что-то фиксированное и неизменное при посыле звука. «Основное положение» может несколько изменяться в зависимости и от высоты и от оттенка звука и в зависимости от гласных и согласных, а также от количества выпускаемого воздуха при посылаемом звуке.

 


 

Оно является отправной точкой при подготовке к звукотечению.
О связи звука с дыханием уже достаточно известно, и потому 6-й пункт «основного положения» лишь напоминает не столько о зависимости звука от дыхания, сколько о правильном соотношении дыхания и звука.

 


 

Усвоение «основного положения» голосового аппарата должно стать первой задачей учащегося, желающего в дальнейшем заняться разработкой своего голоса. Это не означает, что необходимо установить раз навсегда в процессе речи вышеуказанное положение голосового аппарата. Оно, как уже сказано, является лишь отправной точкой при начале звукотечения.

 


 

Усвоение «основного положения» дает в результате возможность легко и свободно владеть отдельными движениями голосового аппарата — свойство, конечно, совершенно обязательное для дальнейшей работы над голосом.

 


 

При усвоении отдельных элементов «основного положения» учащемуся может показаться сомнительной возможность сознательного овладения некоторыми движениями отдельных частей речевого аппарата. На самом же деле вопрос этот разрешается довольно просто, хотя и требует некоторой затраты времени и терпения.

 


 

Указанные в 1-м пункте положение рта и форма губ навряд ли покажутся неосуществимыми человеку, прошедшему предварительно всю тренировку речевого аппарата,— ему остается только в дальнейшем научиться различать в большей или меньшей степени «закрытость» звука, а также необходимость в большем или меньшем использовании резонаторов.

 


 

Положением языка, нёбной занавески и глотки, указанным во 2—3—4-м пунктах, также вполне возможно овладеть, если идти от момента, хорошо знакомого каждому человеку, а именно — если искусственно воспроизвести зевок, или, вернее, момент, предшествующий зевку.

 


 

В этот момент положение указанных частей голосового аппарата как раз соответствует названным 3 пунктам. Это — момент, благоприятный для свободного течения звука, т. е. для начала звука, поскольку в дальнейшем процесс, речи, в зависимости от произнесения различных гласных и согласных, положения отдельных частей речевого аппарата, соответственно меняется.

 


 

Взяв такой момент зевка за основу в первое время упражнений, в дальнейшем не нужно будет уже к нему прибегать, так как многократно повторенное движение при одних и тех же условиях в конце концов будет легко воспроизводимо в результате мышечной памяти.

 


 

Как уже сказано выше, указанное в 5-м пункте движение гортани не требует осознанных тренировочных навыков, так как оно происходит непроизвольно, в связи с движением расширяемой глотки. Это обстоятельство легко можно проверить, приложив палец в момент расши-рения глотки к кадыку («адамову яблоку»).

 


 

И, наконец, требование, изложенное в последнем, 6-м, пункте «основного положения», опять-таки нетрудно выполнить человеку, занимавшемуся дыханием, так как оно напоминает уже знакомое ему положение грудной клетки в процессе смешанно-диафрагматического дыхания.

 


 

Приходится лишь принять во внимание, что слегка расширенное поло¬жение грудной клетки особенно важно во время голосовых упражнений, когда грудная клетка используется в качестве резонатора.

 


 

Усвоение «основного положения» речевого аппарата является, как указано, лишь предварительной стадией в дальнейшей работе над голосом. Приступать к работе над звуком полностью, т. е. к развитию силы, звучности, объема и гибкости его, конечно, нельзя, не проверив предварительно самое звучание, его правильную устремленность и правильное резонирование.

 


 

Это необходимо для того, чтобы с первых же шагов приучиться пользоваться звучностью и силой звука, не напрягая связок, а, пользуясь «основным положением», направлять его легко и непосредственно в близлежащие резонаторы (зубы, нёбо, лицевой костяк).

 


 

Для этой цели рекомендуется пользование сонорными (М, Н, Л) звуками, как создающими наиболее естественные условия для резонанса. Нащупав «основное положение» голосового аппарата, но только при сомкнутых губах и разомкнутых челюстях (как бы при скрытом, сдержанном зевке), нужно протяжно произнести сначала один лишь звук ММММ, который должен быть донесен до близлежащих резонаторов при абсолютном отсутствии напряжения горла.

 


 

Найдя при этом высоту звука, наиболее удобную, чтобы не впасть здесь в случайную ошибку при определении соответствующей высоты звука, нужно повторить, быть, может, несколько раз произнесение звука М, выбрав в конце концов наиболее удобное и свободное в смысле звукотечения. Контроль педагога в таком случае, конечно, гораздо быстрее поставит учащегося на правильный путь.

 


 

Проверка правильного направления звука, однако, не ограничивается произнесением одних лишь согласных звуков. При некоторой уверенности в правильном результате первого упражнения следует переходить к проверке правильного звукотечения и на гласных звуках, соединив каждый из них со звуком М.

 


 

Получается знакомая уже таблица гласных, произносимая с несколько удлиненным звуком М в начале и в конце каждой гласной:
МММИММ; МММЭММ;
МММАММ; МММОММ;
МММУММ; МММЫММ.

 


 

Звук М в данном случае предохраняет от резкого, рваного вступления гласных—обстоятельство, которого всегда Следует опасаться при подаче звука. Потому начало звука в упражнениях всегда должно быть мягким, без толчка и резкого удара голосовых связок.

 


 

Для большего смягчения звука и чистоты его произнесения можно пользоваться этой таблицей, произнося ее первое время нараспев, на одной ноте определенной высоты.

 


 

Как речевое, так и напевное упражнение должно быть произнесено негромко, почти вполголоса, так как в первое время занятий, когда у учащегося еще бывают ошибки в приеме использования звука и нет твердой уверенности в его правильности, необходимы тщательный самоконтроль и большая осторожность при подаче звука.

 


 

Переход от полунапевных упражнений к чисто речевым должен быть использован в зависимости от голосового материала учащегося, от его состояния в данный момент или от большей склонности и естественности звучания голоса в том или другом характере упражнений.

 


 

Если учащемуся легче удается притти к естественному, верному звуку путем полунапевных упражнений, то с них и следует начинать, лишь постепенно переводя его на чисто речевой характер тех же упражнений. Бывает и наоборот.

 


 

В конце концов для драматического актера основными упражнениями по постановке голоса должны стать все же упражнения чисто речевого характера; подход к учащемуся должен быть индивидуальный.

 


 

При полунапевных сочетаниях звука М со всеми гласными следует вести их, повышая каждую строчку этих сочетаний по полутонам, уточняя слух учащегося и развивая постепенно объем его голоса.

 


 

Последний должен быть развит с большой постепенностью и осторожностью. Заключение педагога здесь должно быть предостерегающим как от излишнего увлечения учащегося «верхами» голоса, так и от недооценки их.

 


 

Специальные упражнения на развитие силы звука могут быть начаты только после усвоения основных моментов в подаче звука, некоторого развития диапазона, умения пользоваться регистрами и т. д.

 


 

К тому же следует добавить, что уже самый факт (особенно для слабых голосов) систематических занятий голосом, даже без специальных упражнений для усиления звука, способствует постепенному развитию силы и звучности голоса.

 


 

Регулярное чтение вслух, уложенное в точные рамки времени, постепенно увеличивающееся в зависимости от результатов тренировки, также способствует, хотя и небольшому, усилению голоса, или, вернее, более смелому использованию его.

 


 

Одним этим способом ограничиваться, конечно, нельзя, и реальные результаты возможны лишь в процессе определенной системы работы над голосом, охватывающей ряд упражнений, построенных по точному расчету применительно к специфике индивидуальных качеств учащегося.

 


 

Возвращаясь к предыдущему упражнению, построенному на сочетании гласных со звуком М, следует в дальнейшем испытать правильность звукотечения и резонирования голоса на различной высоте звука, т. е. в различных регистрах.

 


 

Человек может пользоваться в пении и речи не только различной силой и гибкостью звука, но и различной высотой его. Известное подразделение голосов на бас, тенор, контральто и т. д. свидетельствует о существующих видах и пределах высоты голоса в зависимости от длины, толщины и строения голосовых связок, а наблюдения над речью подтверждают возможность изменения высоты речевого звучания, создающего определенную мелодику речи.

 


 

Этой возможностью пользуются, однако, не все в равной мере. Часто приходится слышать монотонную и однообразную речь, чрезвычайно утомляющую слушателя.

 


 

И не только актеру или чтецу, но (и лектору, оратору, агитатору, пропагандисту и докладчику необходимо поэтому развивать объем своего голоса и научиться пользоваться всеми его регистрами. Название «регистр» заимствовано из строения органа, где для получения нового ряда тонов производится перемещение механизма.

 


 

«Голосовым регистром» называется определенное количество звуков последовательной высоты, воспроизводимых при одном положении частей голосового аппарата и отличающихся одинаковым характером.

 


 

Обычно различаются три регистра: грудной, или нижний, головной, или верхний, и средний, или смешанный, и особый тип звука, так называемый фальцет, получающийся при неполном действии связок, т. е. при колебании одних лишь их краев. Фальцет мужского голоса обычно делает его похожим на женский.

 


 

Говоря на нижних нотах, мы пользуемся обычно грудными резонаторами. Высокие ноты отражены обычно в головных резонаторах. Наиболее обычным и чаще всего используемым регистром в речи является средний, когда звук отражается и в нижних и в верхних резонаторах.

 


 

Наиболее искусным является тот певец, чтец и оратор, у которого голос из одного регистра переходит в другой незаметно и мягко. Достигается это большой, длительной работой, путем разнообразных упражнений, на много более сложных, чем указанные выше первоначальные; предварительные.
Эти упражнения должны усложняться последовательно и создавать сначала небольшую нагрузку на постепенно укрепляющиеся голосовые связки будущего молодого актера.

 


 

От отдельных сочетаний звука М с гласными можно переходить постепенно к произнесению слов и фраз, четверостиший и куплетов, сначала в одном, наиболее удобном для учащегося, регистре, затем можно пользоваться и другими регистрами.

 


 

Далее объем текста можно расширить, перейдя на длинную строчку благозвучного, широкого, удобного текста (преимущественно стихотворного). На этом материале могут быть построены упражнения всевозможных степеней трудности: на силу, объем, легкость, точность, гибкость, на все существующие «рычаги тона».

 


 

Соединение силы и высоты звука, а также высоты, темпа и силы, темпа, силы и высоты, чередование напева и речи, быстрого и медленного темпа, связанного с высотой звука,— все эти комбинации могут составить целый ряд упражнений, комплексная разработка коих и приведет учащегося к известным навыкам и системе работы над своим голосовым материалом.

 


 

При этом контролирующее ухо педагога совершенно необходимо, без него учащийся не только не сможет самостоятельно безошибочно выбрать и разучить упражнение для развития объема, силы, звучности и гибкости звука, но подчас не разберется ни в отдельных регистрах, ни в пределах и возможностях своего голосового материала.

 


 

При работе над голосом контролирующее ухо педагога вообще является решающим и ответственным на всех участках этих занятий. Учащийся не должен приступать ни к одному упражнению без разрешения педагога, так как последовательность упражнений весьма существенна для развития голоса, и всякая поспешность или непоследовательность в выборе упражнений для каждого студента в отдельности может нанести громадный вред голосу. Поэтому дальнейшее изложение упражнений в данном руководстве является излишним.

 


 

Педагог должен сам выбирать и утверждать последовательность упражнений, подходя к использованию каждого из них сугубо индивидуально, в зависимости от качества и состояния голоса каждого учащегося. Эта сугубая индивидуализация наиболее обязательна в работе над постановкой голоса и поэтому также затрудняет дальнейшее изложение упражнений по разделу постановки голоса.

 


 

Учащемуся же остается точно выполнять все задания своего педагога и бережно, внимательно и заботливо относиться к своему голосу, являющемуся ценнейшим, гфекраснейшим музыкальным инструментом, обладающим громадной силой воздействия на зрителя.

 


 

При серьезном и добросовестном отношении учащегося к работе над этим инструментом последний превратится в послушное оружие будущего актера, высоко поднимающее его сценическое мастерство.
вающий систему обучения сценическому слову с I по IV курс.

 


 

В настоящем руководстве следует только указать, что занятия по логике речи должны идти, начиная с I курса, параллельно с занятиями по технике речи.
Они должны найти отражение сначала в простейших упражнениях, например в скороговорках и пословицах, постепенно усложняясь на более пространных текстах (проза).

 


 

На материале отрывков описательной, повествовательной прозы — несложной по содержанию и не носящей эмоционального характера, изложенной по возможности без прямой речи — и произойдет практическое ознакомление студентов с основными законами речи (как, например, случаи логических ударений, логические паузы, вводные предложения и т. д.).

 


 

В конце первого полугодия I курса каждый студент должен сдать такой описательный или повествовательный прозаический отрывок наизусть. В этой работе студента будут отражены все пройденные им этапы за это полугодие по технике и логике речи.