Бармен Леша

Я только пришел в театр на Малой Бронной работать сторожем. В ту эпоху, очень печально, но я выпивал. А по театру ходил такой задорный и молодой мужчина. Его все боялись. Он был очень злой, наглый, громкий. Бармен Леша. Его все боялись, потому что думали, что он блатной - что у него в руководстве театра кто-то из родственников. А бармен – это тот, кто торгует бутербродами, соками, вином ерундой полной занимается, но ему все в театре завидуют: монтировщики, актеры, даже директор театра втайне завидует.

Потому что у него много денег и он всегда пьяный. Вы видели цены в буфете? Вы видели, чтобы вам когда-нибудь давали чеки? В 50 раз выше обычных цен и еще чеков не дают, это же полное удовольствие!

И вот он такой наглый, деловой и пьяный выходя через меня, я же сторож, начал выпендриваться, ругаться со мной. Тогда я взял и вызвал группу быстрого реагирования. Он как услышал, что я вызвал, сразу побежал прятаться по театру - в гримерках, за сценой. Его нашли, легко, связали и увезли с собой. Наутро я пошел к директору театра жаловаться: «Что это у Вас бардак такой!», и бармена Лешу уволили. Кстати, немаловажный факт: бармен Леша любил поэзию и философию, поэтому всегда пьяный садился за руль и не погибал. Мы иногда с ним беседовали до.

После этого весь театр меня зауважал. Все стали считать, что это я блатной! Потому что на одного блатного нашелся другой блатной, который его уволил. Со мной стали иначе здороваться. Монтировщики перестали ночевать без спроса. Вахту стали уважать и в глазах театральной общественности она приобрела весомость.

День за днем я поднимал ее репутацию. Вначале я уволил бармена, а потом охранника. За пьянку. Он был пивным алкоголиком. Пил только пиво «Оболонь» и все время улыбался. Я его терпеть не мог. Затем электрика, за пьянку с охранником. Потом пожарного. В общем, стал наводить какой-то порядок. И я довел за 5 лет систему ночных сторожей до того, что все ходили советоваться – а можно ли выпить в вечернее время. Не помешает ли это работе ночного сторожа. Словом берег театр как мог.