Есть два человека в студии, которым я рекомендую профессию актера. Это единственные два человека, которым я за всю свою жизнь рекомендовал актерство как ремесло. Это - Нико, подросток, который занимается у нас в студии, и - Дарина, которая безумно талантлива.

Нахождении в студии Дарины – это вообще большая честь для студии. Дарина с нами тысячу лет. Есть Илья Савинов – бронтозавр, который был первым человеком в студии и Дарина – бронтозавр по женской части студии, старейшина.

Мне кажется, она по-настоящему еще себя не открыла в ролевом материале. У нее колоссальный потенциал. Она постоянно поступает в театральные училища, и ее никто не берет. И я заявляю совершенно откровенно: я считаю идиотами тех людей, которые ее не взяли в театральные училища. К сожалению, они пропустили большой талант. Им очень сильно не повезло. И я им очень благодарен, что теперь мы имеем честь сотрудничать. И она будет проявлять себя у нас в студии.

То, что она взорвется, у меня нет никаких сомнений. Не переживайте, это будет! Взорвется в смысле яркой феноменальной вспышки на сцене, яркой работы! Пока еще не пришло время, она еще молодая. Это будет. Она свое возьмет. У нее сейчас есть просто феноменальные отрывки. По правде, эмоциональности, обаянию, энергии.

Хотя Давид Григорьевич встретил ее вначале в штыки. Почему-то все педагоги моих артистов воспринимают в штыки. Валентин Васильевич - Свету Молчанову, а Давид Григорьевич – Дарину Сидорович. Сейчас они уже нормально относятся к ним.

Дарина, конечно, взбалмошная девка. Она была первой претенденткой на роль Стеллы. Претенденток вообще было человек 6. И так произошло, что я выгнал ее к чертовой матери из студии за то, что она отказалась исполнять роль Стеллы. Она настолько обнаглела, что отказалась! Ирония, правда? А сейчас она играет очень хорошо. Значит, я был прав? А она не хотела играть, но 5 претенденток не смогли, не потянули. И ей пришлось.

Это вообще случайность, что она играет Стеллу. Последний раз репетировала Мария Вайнштейн, но серьезно заболела. И я попросил Дарину войти в репетиционный процесс, чтобы его не останавливать. Она вошла и стала играть, хоть и с большим сопротивлением. Пришлось уговаривать, шантажировать, подкупать, что-то обещать. Представляете, спектакль готов, а артистки нет?! У меня не было выхода, и я ее подкупил и наобещал. История подкупа покрыта мраком и никто об этом не знает, я вам об этом не расскажу тоже.

К каждому нужен подход. Потому что все артисты - яркие индивидуальности и нужно учиться договариваться. Вот, например, она, кроме актерской деятельности в нашей студии занимается организационной, встречает и провожает гостей – а почему она, как ведущая актриса, не возмущается непрестижной работой? Она бы могла пойти работать в другое место. А это все потому, что таких условий, как у нас в студии – ни у кого нету. Ну, нету и все! А ей предлагают большие деньги. Но она не уходит, потому что условий таких нет нигде. Здесь - АТМОСФЕРА. Игра во все. Все время, постоянно. Этой атмосферы нигде нет. А деньги где-то там, на стороне, вполне вероятно, есть.